год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати

ОБРАЗ


Он шел долиной чудной слез…
Размышления о судьбах двух поэтов

Михаил Тимонин,
аспирант филологического факультета МГУ


Анна Андреевна Ахматова
(1889-1966)

 

Женщина, которая знала, что такое горе, когда "каждая клумба в парке кажется свежей могилой". Расстрел мужа, Николая Гумилева, арест и гибель в лагере Н. Пунина, долгое время бывшего для нее единственным близким человеком, тройной арест сына: в тридцать пятом, а затем в тридцать девятом и сорок восьмом. 

Ждановское постановление сорок шестого года, после которого она была практически лишена средств к существованию. Знакомые тайком носили ей апельсины, а ей просто хотелось есть. Ее, как она говорила, "замуровали в первую попавшуюся стенку". 

А пока… А пока - тысяча девятьсот пятнадцатый год. Вся жизнь впереди. Но то, что она скажет сейчас, красивая, молодая, полная сил, - исполнится:

Смеркается, и в небе темно-синем,
Где так недавно храм Ерусалимский
Таинственным сиял великолепьем,
Лишь две звезды над путаницей веток,
И снег летит откуда-то не сверху,
А словно подымается с земли,
Ленивый, ласковый и осторожный.
Мне странной в этот день была прогулка.
Когда я вышла, ослепил меня
Прозрачный отблеск на вещах и лицах,
Как будто всюду лепестки лежали
Тех желто-розовых некрупных роз,
Название которых я забыла.
Безветренный, сухой, морозный воздух
Так каждый звук лелеял и хранил,
Что мнилось мне: молчанья не бывает.
И на мосту, сквозь ржавую решетку
Просовывая ручки в рукавичках,
Кормили дети пестрых, жадных уток,
Что кувыркались в проруби чернильной.
И я подумала: не может быть,
чтоб я когда-нибудь забыла это.
И если трудный путь мне предстоит,
Вот легкий груз, который мне под силу
С собою взять, чтоб в старости, в болезни,
Быть может, в нищете - припоминать
закат неистовый, и полноту
Душевных сил, и прелесть милой жизни. 

Это стихотворение было опубликовано в 1922 году без последних восьми строк, полностью - в 1943. Вот так и раскалывалась ежечасно ее жизнь - на "до" и "после". Спустя столетье после ее рождения, тоже много переживший и повидавший, КТО? скажет о ней:

Страницу и огонь, зерно и жернова,
Секиры острие и усеченный волос -
Бог сохраняет все, особенно - слова
Прощенья и любви, как собственный Свой голос

Ахматова здоровалась при встрече с теми, кто травил ее, сживал со свету близких ей людей. Здоровалась не потому, что боялась, а потому, что понимала, что такое человеческое достоинство.

"Бог сохраняет все…"

Константин Николаевич Батюшков
(1787 -1855)

 

Поэт, изведавший славу, а затем и полное забвение еще при жизни. Сумасшествие настигло его в 1822 году. Несколько раз Батюшков пытался покончить с собой. Клиника для душевнобольных в Зонненштейне, в Саксонии, затем трехлетнее пребывание в Москве под наблюдением врачей, и, наконец, Вологда - последнее пристанище, где он прожил двадцать с лишним лет. Умер 7 (19) июня от тифа.

Стихотворение, названное первоначально как "Изречения Мельхиседека", было написано за год до беды. Позже поэт и публикатор этого произведения А.И. Подалинский вспоминал: "Кто мне сообщил это стихотворение- не помню. Сообщавший утверждал, что оно, уже по смерти поэта К.Н. Батюшкова, было замечено на стене, будто бы написанное углем".

Ты знаешь, что изрек,
Прощаясь с жизнью, седой Мельхиседек?
Рабом родится человек,
Рабом в могилу ляжет,
И смерть ему едва ли скажет,
Зачем он шел долиной чудной слез,
Страдал, рыдал, терпел, исчез.

Слова, приписанные Мелхиседеку, таинственному царю Салима и священнику, неизвестны. Но важно другое - соединение отчаянной горечи и, одновременно, почти незримой надежды в строке о долине "чудной слез". Батюшков всю жизнь шел этой долиной, страдая и терпя. Кто, как он, не кричал в безответную пустоту: "Зачем?" Но понимаем ли мы, верим ли, что долина слез, когда нам выпадает идти по ней - чудная? Если понимаем, то уже слышим ответ. Если верим, то мы не одни в нашем самом глухом одиночестве и боли.

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master