год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати

Свидетельство


ЕСЛИ НЕ СЕЙЧАС, ТО КОГДА?


Бог дает каждому свой путь; я расскажу о своем пути, хотя он еще только начинается.

Могу сказать, что я пришла к Богу сознательно лишь в девятнадцать лет; это было даже после моего крещения.

Я верила в Него с самого рождения, поскольку  вера заложена в нас, а мои родители ничем не препятствовали ей расти в моей душе. Они (мои родители) не говорили со мной о Боге, — отчасти, вероятно, не задумываясь о вере сами, отчасти (вот это уже точно) предоставляя мне свободу выбора.

Когда я пошла в школу, помню, знакомые подарили нам Детскую Библию с красивыми картинками; и тогда же по телевизору шел мультсериал по Ветхому и Новому Заветам. Эти события стали первой ступенью на моем сознательном пути к Богу; благодаря им, я впервые узнала о Нем.

Никогда не забуду, как в первый раз в своей жизни я читала об изгнании наших предков из рая. Впоследствии мне довелось прочитать множество объяснений этого места Библии; я поняла, что история изгнания рассказывает нам о природе всех людей, испорченной грехом непослушания и своеволия. Но и без толкований даже ребенок может понять изложенные в Библии простейшие и  жизненно важные истины.

Детская вера наивна и очень эмоциональна. Помню, узнав о том, как Ева и Адам съели плод с запретного дерева и утратили блаженную жизнь с Богом, я чуть не плакала и одновременно сердилась: «Ну зачем им понадобилось есть именно с того дерева?» Не понимала я тогда, сколько раз я уже сама поступила и сколько раз еще поступлю с Богом так же, как поступили Ева и Адам.

Помню, я прочла и о том, как Авраам согласился принести в жертву своего сына Исаака, и была потрясена тем, с какой готовностью человек мог исполнить даже такую страшную волю Бога. Вообще же, конечно, когда я была ребенком, меня привлекали в Библии те истории, в которых говорилось о моих ровесниках: о Давиде, победившем Голиафа, об Иосифе и его братьях. В Новом Завете я понимала мало, но как я счастлива была, когда узнала, что Иисус Христос повелел пропустить к Себе детей и сказал: «Не препятствуйте детям приходить ко Мне».

Я не случайно так подробно об этом рассказываю — в Библии содержатся не мифы и легенды: в ней содержатся рассказы о реальных событиях.

В Библии на конкретных примерах показано, как человек может уверовать в Бога.

Вернусь к рассказу о том, как я крестилась. В принципе, я помню, что мне и так было хорошо жить, некрещеной. В Бога, думала я, я верю, а крещение — это так, обряд, который совершают, так сказать, на всякий случай. Постепенно желание «на всякий случай» креститься во мне усиливалось, но окончательного решения я все не принимала, чего-то стеснялась. Спасительной «последней каплей» стал разговор с мамой, которая, когда мне исполнилось 18, сказала: «Если не сейчас, то когда?» Теперь-то я понимаю, что мама, не читавшая Библии, в Бога верила тоже очень смутно и, как и я, хотела, чтобы меня крестили «на всякий случай». Но это неважно: главное, решение было принято.

У папы был знакомый священник. Я тогда, помню, очень радовалась, что крестить меня будет «свой человек», но теперь я понимаю, что, может быть, было бы лучше, если бы меня в храме никто не знал. Тогда бы со мной побеседовали о Крещении, о смысле этого Таинства, о том, что оно совершается над человеком не для того, чтобы у этого человека потом все было хорошо в его земной жизни, а в знак того, что человек хочет начать совершенно новую жизнь — со Христом. Меня, скорее всего, спросили бы, что я знаю о Боге, и посоветовали бы прочесть Новый Завет. После такой беседы я бы, наверное, еще подумала, креститься мне или нет: страшно ведь давать обещание любить ближнего как самого себя...

Но со мной никаких т.н. «огласительных» бесед не проводили, и последние дни перед крещением у меня были заняты поисками крестильной рубашки.

Итак, меня крестили и в напутственном слове сказали, что теперь мне надо исповедоваться и причаститься Святых Христовых Таин. «Эти "обряды", — подумала я, — соблюдают уж совсем ревностные верующие. Я таковой не являюсь, мне пока и крещения будет достаточно». Не понимала я тогда, что нет верующих ревностных и «обыкновенных»: есть либо верующий человек, либо человек, еще совсем далекий от веры в Бога.

Отложив чтение Библии и литературы о Таинствах Церкви на неопределенный срок, я успокоилась и ни в чем (!) не изменила своей жизни. А ведь 18 лет — опасный возраст! Как много можно натворить в нем такого, за что потом придется со слезами расплачиваться!

Тихая, застенчивая девушка, окончившая с медалью школу и поступившая в институт, я вскоре беззастенчиво натворила такого, что

2 раза хотела покончить жизнь самоубийством. Но — не решилась. Бог спас меня, а я думала, что я трусиха. В третий раз я уже не выдержала и — нет, не покончила с собой, а зашла в храм. Я была уверена, что беременна, но сохраняла робкую надежду, что это не так. В голове был полный хаос. Не помня себя, я несколько раз заходила в церковь и молилась Божией Матери: «Ты Сама Мать, Ты видишь, я не могу сохранить этого ребенка. Не дай мне убить его, потому что если я его убью, я не смогу сама жить и покончу с собой. Матерь Божия, помоги, Ты все можешь. Я клянусь, что никогда больше я не вернусь к прежней жизни».

Беременность не подтвердилась, и хотя вполне возможно, что ее и не было, я все равно верю, что по молитвам Пресвятой Богородицы надо мной было совершено чудо. В моей молитве к Ней было немало лукавства, — касательно того, что я якобы «не могу сохранить ребенка». Но одно было честно: я окончательно отвергала свою старую жизнь.

Вскоре Бог дал мне подругу, которая смогла объяснить мне, что такое исповедь и даже вызвалась сопровождать меня, когда я решилась на исповедь пойти. Раскаяние в грехах мне казалось тогда делом таким выдающимся, что я считала себя героем, которому священник должен был сказать: «Ну, ты молодец, что вообще пришла!» — и сразу же допустить до Причастия. Я подозревала, что меня могут спросить, читала ли я Новый Завет, но надеялась, что священник поймет, что это не важно, когда человек в церковь исповедоваться (!) пришел. Исповедоваться мне хотелось искренно, но, скорее, было желание просто с кем-то поговорить, сбросить давивший на сердце груз грехов.

Задушевного, человеческого разговора со священником не получилось. Узнав, что я пришла на исповедь в первый раз, батюшка осадил меня вопросом:

— А ты, может быть, сразу и причаститься хотела?

— Да, — ответила я.

— А ты, наверное, и плотно позавтракала, и молитв никаких не прочла?

— Да, — уже еле-еле выговорила я.

Подруга говорила мне о посте перед Причастием, но, не понимая, что значат слова «Тело и Кровь Христовы», я не понимала и того, что к Причастию надо готовиться не только духовно, но и телесно.   

Батюшка же моей неподготовленностью не был удивлен. Догадываясь, вероятно, о моем следующем ответе, он спросил, читала ли я Евангелие. Я чуть было не воскликнула: «Я так и знала, что этим кончится!» Почувствовав себя самой несчастной на свете, я сдержалась и чуть не плача ответила, что нет. Священник дал мне список книг и сказал, чтобы, прочтя их, я пришла в следующий раз, не на Причастие, а пока просто на исповедь.

Я вышла из храма обиженная. Моя греховная жизнь цеплялась за слова священника, как за соломинку. «Вот видишь, — говорила она, — какое внимание оказывают людям в этой Церкви: вместо того, чтобы выслушать, дают список книг, как будто к экзамену готовиться!» Я тогда словно искала предлог, чтобы не возвращаться в храм. Но Бог не оставил меня и Сам вложил в мое сердце готовность перенести причиненную, как мне тогда казалось, боль.

А ведь боль-то мне как раз никто и не причинял. Опытный батюшка верно почувствовал, что список книг меня не отпугнет. Передо мной встанет окончательный выбор: либо я живу по вере и решаюсь прийти на исповедь еще раз, либо... захожу изредка в храм, чтобы «на всякий случай» поставить свечку, но постепенно, чувствуя, что я обманываю Бога, пытаюсь о Нем забыть. От мысли о втором варианте мне стало так жутко и одиноко, что мой страх перед исповедью и обида на батюшку показались мне просто смешными.

Дело было весной, в самый разгар учебы, и чтение книг я решила отложить до лета. Из списка, который дал мне батюшка, две книги были у нас дома: Новый Завет (в составе огромной черной Библии, открыть которую я не решилась) и «Сын Человеческий» о. Александра Меня. Я могу сказать, что по-настоящему пришла к вере в Бога после того, как прочла вторую книгу.

Почему именно книга о. Александра Меня помогла мне поверить? Конечно, веру мне, как и всем людям, дал Господь, Который Сам приходит в души верующих, если они Его ищут. Конечно, прочитав Евангелие, я как-нибудь бы поняла заповеди Господа. Но книга о. Александра Меня стала посредником в моем личном знакомстве с Богом. Благодаря этой книге я лучше поняла Евангелие, потому что узнала, в какое конкретно время, в какую страну и в какой народ пришел 2000 лет назад Сын Божий Иисус Христос.

В Воскресение Господа я верила так же, как и во все остальное, о чем говорится в Евангелии, — не задумываясь о твердости своей веры. Меня волновал лишь один вопрос: неужели Бог покарает тех, кто в Него не смог поверить за всю свою жизнь? А если кому-то «не было дано»? Ведь бывают же люди, которым, чтобы поверить, надо обязательно увидеть своими глазами...

И тут, читая о сомнениях апостола Фомы, я вдруг увидела в апостоле себя. И к себе я почувствовала обращенными слова Господа: «Блаженны не видевшие, но уверовавшие». Я была окончательно потрясена тем, что Господь допускает, что в Его Воскресение могут не поверить. «Нет, нет, — захотела крикнуть я, — мне не надо вкладывать пальцы в ребра Твои, я и так верую! Я хочу быть среди тех блаженных (счастливых), которые поверили в Тебя, не видев Тебя!»

Заканчивается ли на этом моя история? Конечно же, нет! Ведь мне еще предстояла исповедь и первое в моей жизни Причастие. Помню, как я пришла на исповедь к тому же священнику. Казалось бы, ведь страх и ложный стыд были преодолены. Я уже понимала, что сейчас я буду говорить с Богом. Но когда батюшка склонил голову, чтобы выслушать меня, я впала в ступор. Все в голове перемешалось. Минуту я стояла молча и где-то вдали уже вертелась мысль: «А не уйти ли мне отсюда?» Но Бог и Его служитель ждали, а я, к счастью, вспомнила слова мамы: «Если не сейчас, то когда?»

Себе самой и всем, кого одолевают в связи с исповедью какие-либо сомнения и страхи, хочу еще и еще раз напомнить: любой страх — ничто, по сравнению с той радостью примирения с Богом, которую дает отпущение грехов и Причастие Святых Христовых Таин!

Осенью 2001 года я причастилась, и с тех пор Бог сподобил меня готовиться к исповеди, исповедоваться и причащаться уже много-много раз.

И на этом моя история не заканчивается. Чтобы сделать очередной шаг навстречу истинной вере, мне предстояло понять еще очень многое. Так, мне было очень трудно принять, что миллионы людей во всем мире любимы Богом и служат Ему много лучше, чем я. Эта мысль больно била по моему самолюбию (сейчас она доставляет мне только радость, потому что во всех христианах я вижу братьев и сестер). Потом я также с трудом осознала, что для Бога наше земное счастье — не главное. Бог не хочет и наших страданий, но главная цель Пришествия в этот мир Господа Иисуса Христа была в том, чтобы Своею Кровью купить людям ВЕЧНУЮ жизнь уже там, с Ним.

Близка ли я к истинной вере? Хотя я и стремлюсь к этому, думаю, что нет. Нелегко мне еще примириться с мыслью о том, что я недостойна Господней любви и что я (хотя бы в чем-то) грешнее всех остальных. Но чувствует сердце, что и это правда, поэтому я не теряю надежды.

Что я могу ответить на вопрос: «Как обрести веру в Бога?»

Читайте, читайте Евангелие, Библию в целом и все остальные книги о Боге и Церкви, какие посоветуют вам ваши верующие друзья! И еще: знайте, что ИИСУС ЛЮБИТ ВАС!

 

Дарья.

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master