год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати

Тема номера


Наш третий ребеночек.
Почему он не родился?

Анна Кротова


Рассказ, который мы сегодня предлагаем Вам, дорогой читатель, нельзя отнести к произведениям «легкого» жанра. Он поражает своей правдивостью и простотой, с которой автор рассказывает о страшном, в общем-то, событии своей жизни.  И делает это столь трепетно, с таким благоговейным отношением к жизни вообще и с таким доверием к нашему пониманию и «взрослости» нашего восприятия, что это свидетельство, на наш взгляд, не может не задеть каких-то важных, глубинных струн души. Любовь Божия видна и в большом, и в малом, и в радости, и в страдании —  надо только иметь глаза, чтобы ее увидеть. 

 

Он родился. Он пришел в нашу жизнь ненадолго, но наша встреча состоялась, и я успела сказать ему «прости, малыш». Он прожил всю свою жизнь — всего четыре месяца (а может быть целых четыре месяца) — внутри моего живота, и там ему было просторно и уютно. А потом что-то остановилось. Никто не сможет ответить на вопрос, когда и почему так произошло, что именно послужило причиной остановки развития, потому что при одних и тех же условиях результат может быть совершенно разный. Главное, что Это уже произошло. Он уже пришел к нам.

Он поместился в моей ладони — со сложенными ручками и ножками, закрытыми глазками и приоткрытым ротиком. Тоненькая пуповина тянулась к плаценте, которая для него была как большая подушка и помещалась в другой моей руке. Спящее маленькое теплое дите. Наш третий ребеночек. Не «зародыш», не «плод», не «третья беременность», а живой, настоящий малыш. Мальчик. Но спящий. Уснувший после непростых, хоть и блаженных, четырех месяцев жизни — огромного пути от клеточки до настоящего человечка.

Наверняка многие, читая эти записи, подумают: «Фу, какая гадость. Лучше бы этим врачи занимались, лучше не видеть, не знать, кто это был — мальчик или девочка. Лучше забыть и поскорее вернуться к обычной жизни!» Ведь для нас, знающих, что беременность должна длиться девять месяцев, что новорожденный должен весить никак не меньше трех килограммов, а жизнь продолжаться лет до восьмидесяти, эта ситуация кажется ужасной.

Постараюсь ответить честно. Нет, не ужасно. Нет, не гадость. Нет, забыть — не лучше.

Почему? Потому что и в этом тоже — любовь Божья.

Уже тогда, пройдя через вот такие роды, глядя на это маленькое тельце, я вдруг поняла, что могу за все благодарить Бога... Именно сейчас.

В первую очередь — за эти десять минут, которые дали врачи, прежде чем взять меня в операционную. Они хотели сразу (ведь кровотечение!), но я уверенно сказала, что ребенок должен родиться сам, а не под наркозом с помощью их железяк. То, что это произошло в больничном туалете, меня нисколько не смутило — это было единственное место, где никто не мешал. Я знала, что справлюсь сама и все, что происходит, — это естественный процесс. Поэтому была совершенно спокойна.

Благодарю Бога за опыт двух домашних родов, благодаря которым и возникли спокойствие и уверенность. Появилось даже некоторое «профессиональное» любопытство: вот сейчас мне приоткрывается тайна, обычно скрытая от нас все девять месяцев. Никакое УЗИ не дает такого ощущения реальности. Это знание не радостное, но оно мне открылось.

Благодарю Бога за то, что все это произошло не дома, где встревоженный муж и две испуганные дочки смотрели на меня широко открытыми глазами и пытались хоть как-то помочь. Пусть для них это так и останется тайной. Мы это пережили вместе, но мне в родовом состоянии было (как это ни странно) гораздо легче принять всю ситуацию без страха. Им бы было труднее, хотя я уверена, что и они бы справились, но пусть лучше пройдет мимо. Так случилось, и слава Богу.

Слава Богу, что все произошло достаточно быстро. Началось накануне и сегодня закончилось. Не было тревог и ожидания, хождения по врачам и медицинского вмешательства, не было осложнений и воспалений. Предчувствие, что «что-то идет не так», касалось скорее духовной стороны, нужного настроя на беременность.

Благодарю Бога за то, что малыш был уже не живой. Больше всего я боялась, что этот уход произойдет у меня на глазах и ему будет больно. Как будто что-то еще можно исправить, удержать, а я ничего уже не смогу сделать. «Неразвивающаяся беременность», — напишут потом врачи. Значит, все произошло само собой и уже давно. Нет чувства вины, нет надрыва, нет страха, есть только принятие всей ситуации и грусть расставания.

Благодарю Бога за то, что Он дал силы принять своего ребеночка таким, какой он есть. Маленький инопланетянин, он пришел и ушел, как будто ошибся адресом. Он был не такой, как другие дети. По сравнению с ними, он слишком маленький. Он не умеет дышать, у него тоненькие ручки и ножки, сжатая с боков головка и очень неопределенные черты лица... Но у него — чудесные маленькие локоточки, настоящие пальчики на ручках и ножках, нежная, чуть розоватая кожа. И весь он, на самом деле, совершенно гармоничный, ладненький и даже по-своему красивый. Маленький новорожденный котенок. Он не станет другим. Он такой. Я погладила его по крохотной ручке и сказала: «Прости, малыш!» Теперь я знаю: наш третий ребенок — вот такой. Необычный.

Я благодарю Бога за четыре с половиной месяца беременности. Они были трудными. Мучительный токсикоз, перепады настроения, обиды, нерешенные бытовые проблемы, недопонимание с мужем и родственниками, раздражение на старших детей, усталость и тревога... Но все-таки она состоялась, и я успела побыть в центре внимания, ощутить загадочность и таинственность зарождения новой жизни. Даже успела почувствовать шевеление внутри живота, в этот раз необычайно рано. А потом перестала чувствовать. Видимо, тогда все и кончилось...

Почему-то за это время я всего один раз попыталась общаться со своим ребеночком. Неожиданно для самой себя, когда было особенно тяжко, мысленно попросила его: «Хоть ты молись о нас...» В тот момент было ясно, что мы сами не справляемся. Даже не можем обратиться к Богу. Как будто придавлены обыденностью, как будто связаны усложнившимися отношениями, как будто запутаны своими не очень заметными грехами... Раньше я никогда не обращалась к своему животу с такими просьбами. Этот ребенок взял все на себя. Он действительно пошел молиться о нас.

Я благодарна Богу за все, что было потом. За наркоз, после которого все слилось в один общий сон — голоса врачей, звяканье инструментов, а с ними и само рождение ребеночка и вообще вся эта беременность... Все мне приснилось в очень реалистичном запутанном сне.

Врачи не дали нам похоронить дите, отправили тельце на гистологическое исследование. Но и это воспринялось спокойно — пусть это останется на их совести, ведь все уже прожито, началась новая жизнь. Господь позаботится о нашем ребеночке, раз уж так все сложилось...

Благодарю Бога за пять дней в больнице. Пять дней отдыха: не надо готовить и убираться, можно спать, читать, думать сколько угодно и получать утешения по сотовому телефону. Несбыточная мечта осуществилась таким замысловатым способом. Пришлось, правда, заплатить вот такую цену... Утешать приходилось и всех звонивших, особенно беременных, чтобы не передавать им тревогу. Спасибо, Господи, что это произошло со мной, а не с ними.

Но, кроме благодарности, было еще и раскаяние.

Как жадно я хотела родить еще одного, ведь трое детишек — это так необычно! Было завидно, что у всех уже есть по нескольку детей, а у нас всего двое... Как я гордилась собой, сообщая, что мы его уже ждем. Особенно перед теми, кто ждал только первого. Легкая небрежность в голосе, умудренность житейским опытом, показная бодрость. Вот какая я, мол, крутая.

Рождественский пост я не соблюдала. Очень тянуло на колбасу-ветчину, и я ее поедала в огромных количествах. Ну, ладно бы поедала. Так еще и глумливо про себя думала: «Вот так-то! Теперь я имею право пост не соблюдать!»

Была большая уверенность, что если беременность наступила, то теперь все пойдет гладко и в нужном направлении. Квартира найдется, муж активизируется, силы появятся, настроение улучшится. Теперь можно делать все, что хочешь, — ведь все идет по плану. По нашему, опять-таки.

Многое можно вспомнить. Не хочется. Жалко выставлять себя в не очень-то выгодном свете. А точнее говоря — противно. Противно видеть свои грехи. Они кажутся не очень существенными, потому что я с ними свыклась, сроднилась. А когда видишь их реально, понимаешь, что страшен любой грех. Как маленькое серое пятнышко на белоснежном фоне портит всю красоту. И пятнышко это не одно. И не такое уж серенькое. Для Бога они все важны. Важны настолько, что на другую чашу весов была положена жизнь нового человека...

Именно тогда я вдруг ясно поняла, что в этом нет жестокости. Господь хочет дать нам эту новую жизнь. Он не может не дать ее нам. Он любит нас и хочет этой любовью нас одарить. Но мы отгородились от Него и не принимаем Его дар. Забирая от нас эту крохотную, как нам кажется, а на самом деле огромную, светлую новую жизнь, Господь страдает больше нас. Эта боль, которую мы Ему причиняем снова и снова, — отказ от Его любви. А любовь не меряется частями. Бог есть любовь. Он отдает нам всего Себя, а мы опять отвергаем Его.

Спасибо, Господи, за этот урок, за этот разговор напрямую, за эти открытия, за эту пронзительность, за эту боль, открывшую мне глаза сразу на многое.

Еще одно открытие было сделано тогда в больнице.

В мой предпоследний день в нашу палату положили трех девушек... на аборт. Точнее, они пришли сами. Остальные тетеньки лежали с разными «женскими болячками» той или иной степени сложности. Разговоры были веселые, все дружно общались, вместе ходили на уколы и за газетами. А тут воцарилась тишина. Девушки молча устроили себе кровати и лежали на них, ожидая врача. Вот тут-то все и перевернулось у меня в голове. Почему? Зачем? — вертелись вопросы, но язык не повернулся их об этом расспрашивать. Ночью от понимания неминуемости завтрашних операций  нахлынули слезы и молитва... За этих трех детишек, которых завтра не будет. Господи, помоги понять все происходящее!.. Ведь одни и те же врачи трепетно сохраняют беременности, и они же уничтожают...

Утром девушки приходили в себя после наркоза, мы ухаживали за ними, как и за другими, приносили еду, клали лед на живот, они немного разговорились. Одна сразу встала и ушла домой — там оставались двое детишек. Другая ругала всех врачей за их неуместные слова (уже вкалывая наркоз, они начали объяснять ей, что аборты делать плохо), за то, что в предыдущую беременность сделали неудачное кесарево, за то, что располосовали ее всю, что теперь ей и рожать нельзя, и таблетки какие-то не те посоветовали — беременность опять наступила, а мужу тоже ничего не объяснишь. Один ребенок уже есть, хотелось бы еще родить, но еще рано, ведь ничего не зажило. А теперь опять очередной аборт. Отчаяние, злость, «знание жизни», язвительность. Боль, одна сплошная боль. Мне ли осуждать ее?

И совсем молоденькая девчонка. «Я не знала, что это так больно. Подруга сказала, что все очень просто... Мама не знает, где я, друг отвечает ей, что я в ванной или гуляю... Оказывается, здесь надо пять дней лежать. Что теперь делать? Я маме не могу про беременность даже заикнуться. А вдруг она меня теперь искать начнет?» Слезы в подушку. Боль, опять боль. Душевная  больше физической. И совершенно детская растерянность...

А той, которая ушла, врачи не разрешили больше рожать, она хотела даже пройти стерилизацию, но почему-то тоже нельзя. Надрыв, нервы, сжатые в комок. Побежала к детям — оставить не с кем.

Я ничем не могу им помочь. Могу только молиться и принять эту боль, как свою. Не от хорошей жизни они сделали такой выбор. Господи, помоги мне принять их боль без осуждения и даруй им радость, даруй понимание, даруй любовь и свет, которых всегда так не хватает, а этим девушкам особенно.

Пусть все наши нерожденные детишки пребывают с Тобой, Господи. Пусть они молятся о нас, непутевых, пусть любят нас такими, какие мы есть. Мы еще сами как дети. И Ты нас нежно обнимаешь — заплаканных, чумазых, набивших шишки и... бесконечно любимых. Утешаешь снова и снова, находя нужные слова и вселяя надежду.

Спасибо Тебе за все.

 

P.S. Наша знакомая акушерка сказала: «Ну, что ж, именно теперь начинаем готовиться к следующей беременности!..» Спасибо за эти слова.

 

Семейная страничка Анны Кротовой и Михаила Щербова:

http://www.progressor.ru/rtetr/

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master