год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати

Точки зрения


Для чего нам дан этот мир

 

Из переписки двух подруг


Светлана У. «…Я долго была под впечатлением твоего последнего письма. Я обдумала все и не совсем с тобой согласна. Ты просто смотришь на все это с точки зрения глубоко религиозного, не фанатика, а именно человека, который смотрит на мир глазами одной религии, не особенно углубляясь в другие, и не знаешь того, что Бог во всех ипостасях всегда был один; суть религий такова, что какой бы ни был сонм богов, на пьедестале всегда был Кто-то главный, только называли Его по-разному; но я сразу оговорюсь, что да! — на многое отвлекались, в греческой мифологии черт ногу сломит, а взять ацтеков — или древний Вавилон, — в принципе, я не смогу перечислить все цивилизации, да это и не нужно, но везде прослеживается след всего одного Бога. (…)

Но еще пару слов о магии: это не "набор кнопок с карманными богами", а именно живой мир. И именно с многовековым своим духовным опытом. Ведь магия намного старше христианства, даже религии Ветхого Завета, которой всего 6500 лет! Всего лишь! Древние шумеры тоже имели своеобразное многобожие, это не мешало иметь настоящее духовное развитие… Первая цивилизация, большие успехи в математике, астрономии, градостроении, орошении и т.п.

Духовность — понятие очень обширное, вера в полном смысле этого слова делает чудеса, и не важно, какому богу ты молишься, вернее, как ты Его называешь. Бог — это чистое и светлое, что есть в нашей Вселенной, справедливое и, наверное, грозное тоже, но и мудрое безмерно, и Он всегда был и будет, а атрибуты… Что ж, они всегда меняются, сейчас в мире — атрибутика христианства — православная она или католическая; очень похож ислам, хоть его и перевернули с ног на голову, и, согласись, все эти атрибуты очень изменились за 6500 лет, даже далеко ходить не надо, возьми устои церкви, любой, 100 лет назад и сейчас — разница безмерная!

Друиды, жившие 2000 лет назад, могли управлять стихиями, были прекрасными землечитателями (не знаю, правильно ли я выразилась); да, они в какой-то степени поклонялись деревьям, но ведь, согласись, то все-таки живая природа, созданная Богом, и, по преданиям многих народов, они когда-то могли разговаривать (как бы смешно это для нас ни звучало!); но они и не забывали о материи космического и духовного, они, как никто другой, в том числе и мы, знали душу (как бы громко это ни звучало) нашей планеты и мироздания в целом.

Поверь, мне не обязательно ходить в церковь, чтобы поговорить с Богом, можно сесть и на камень у дороги; костелы созданы людьми, даже если они и для почитания.

Я не против церквей, нет! Но мы сделали из этого культ, и порой это достигает поразительных размахов, а о душе часто забываем! Нельзя перечеркивать историю.

Перун, как ты говоришь, был не только идолом, он был целым миром для тех людей, кто в него верил, он защищал, помогал и карал. И, кстати, русичи были более цивилизованны, чем те же евреи (национальность мною выбрана спонтанно). У них не было рабства, а на Востоке оно процветало еще очень долго, вплоть до сего момента; они знали астрономию, имели свой календарь, имели свою (настолько неповторимую!) культуру и устойчивую идеологию и были абсолютно (ну, практически) самодостаточны и, самое главное, терпимы к другим религиям, что не наблюдается в том же исламе или христианстве. Я не жалею об утраченной нами религии, нашей религии, но она ушла, и пришла новая; все меняется: и понятия духовности, и идеология, и условия, и темп жизни, но вера остается, вера в чистое и светлое, вера в справедливость, наконец. А забывать свои корни (пусть и такие далекие) равносильно тому, чтобы танцевать на могиле.

Ты извини, меня, наверное, занесло, но об истории я могу говорить часами, и о религии тоже. Я, наверное, тебя утомила, получилось, наверное, очень сумбурно и эмоционально, но это, честное слово, не нарочно.

Просто очень несправедливо получается — 2000 лет катится по миру христианство и (он чуть поменьше) ислам, и мы готовы забыть слой времени в 10 раз больший, и наплевать, и растоптать, считая себя вправе каждый раз начинать с чистого листа, колотя себя кулаком в грудь.

Я еще раз оговорюсь, что я человек верующий, крещенный в Православной Церкви, но не могу я идти по стереотипам!

Хочу знать, что Богу были угодны те времена, когда Его называли разными именами, по-разному молились (может, даже где-то принижали возможности Его и могущество), а теперь все так, как есть, пусть с ошибками, пусть с какими-то погрешностями (нашими, не Его!), но Он возвращает нам тот мир возможностей, Его и наших. Но, увы! — человек несовершенен, мы быстро забыли о самом главном, о том, для чего нам был дан этот мир! А жаль…»

 

Светлана Журавлева. Честно скажу, меня твое письмо… порадовало! Я поняла, что мы, в общем, довольно во многом совпадаем! И не просто в чем-то, а в очень существенных вещах! Не так много в твоем письме было того, с чем хотелось бы поспорить. Даже, наверное, не поспорить, а уточнить. Есть некоторое расхождение в терминах — одним и тем же словом мы, похоже, называем разные вещи, и наоборот (об этом по ходу текста). И еще: ты поставила очень важные вопросы, на которые можно отвечать, только исходя из реального опыта.

Теперь «раскрываем пункты плана».

Самое главное, с чего мне, правда, очень радостно начинать:

«… Бог — это чистое и светлое, что есть в нашей Вселенной, справедливое и, наверное, грозное тоже, но и мудрое безмерно, и Он всегда был  и будет…»

Полностью согласна!!!

Про историю мне говорить сложнее; наверное, я еще вернусь к этой теме — но, во многом, то, что ты пишешь, созвучно той картине духовной истории человечества, которую дает о. Александр Мень в своем шеститомнике «В поисках Пути, Истины и Жизни».

Ты пишешь о том, что среди множества богов в разных народах и цивилизациях «везде прослеживается след одного Бога».

И о. Александр пишет о том же. Не помню, в каком томе, кажется, где-то в самом начале, он говорит, что, во-первых, нет ни одного народа, даже среди самых «диких», которые бы не имели хоть какой-то религии, а во-вторых, действительно, он приводит множество примеров, в которых прослеживается знание о Едином Боге, или Главном, Верховном Божестве (между прочим, как-то очень сильно отличающемся от «подчиненных» богов) в самых разных народах, разных эпохах и цивилизациях. Ну да, — Истина-то людьми всегда ощущалась, хотя и открывалась им в разной мере, перемешиваясь с человеческими домыслами.

«Но еще пару слов о магии: это не "набор кнопок с карманными богами", а именно живой мир. И именно с многовековым своим духовным опытом».

Хочу сделать маленькое уточнение. Называя магию «набором кнопок», я имела в виду, скорее, по терминологии о. Александра, именно такой, «кнопочный» подход к миру, который он и называет «магическим». Когда же ты защищаешь магию, ты говоришь, скорее, о том, что я бы назвала «мистическим опытом» (для меня «мистика» как раз не нечто расплывчатое, а очень реальное, только принадлежащее другой, незримой, реальности). Наверное, в древнем мире имело место и то, и другое; да и сегодня «магического» (в таком «кнопочном» понимании) в нашей жизни хватает. Есть мнение, что именно магия стала родоначальником науки (есть ведь в этом что-то общее: знать, как оно все устроено, и на какую «кнопку» нажать). Наверное, это само по себе даже неплохо, только бы человек помнил, что не он хозяин всех «кнопок» в этом мире, и не все он может объяснить, и не всем овладеть.

А вот что касается мистического опыта…

«Поверь, мне не обязательно ходить в Церковь, чтобы поговорить с Богом, можно сесть и на камень у дороги…» 

Для меня точно так же драгоценна возможность «поговорить» с Богом в любом месте и в любую минуту.  Бог — не просто изображение на иконе, и даже не только Тот, Кто  создал весь мир и представляет Собой «чистое и светлое, что есть в нашей Вселенной, справедливое и, наверное, грозное тоже, но и мудрое безмерно, и Он всегда был и будет», но и Тот, Кто здесь и сейчас, в моей и в твоей жизни, и Ему есть дело до нас!

В первую очередь потому, что Он Сам пришел в этот мир, как Человек — Иисус Христос. Да, Он жил в конкретную историческую эпоху и в конкретной стране, но при этом Он же — непостижимый и всемогущий Бог, принявший на Себя человеческую природу и тем самым разделивший с нами всю нашу жизнь, во всех ее проявлениях — кроме греха (об этом чуть позже).

И я могу обратиться к Нему из любой своей ситуации, и верю, и знаю на опыте, что Он дает силы для исполнения того, что есть в Его замысле о нас, но что по человеческим меркам порой невыполнимо (например, прощение в некоторых случаях). И на многие, запутанные, по нашим понятиям, ситуации ответом является Он Сам. И это Его присутствие ни с чем невозможно перепутать.

Но Его присутствие может выражаться не только непосредственно в том, что происходит в нашем сердце и в нашей душе.

Та Встреча, которая происходит в Таинстве Евхаристии, в принятии Его Тела и Крови — тоже ведь возможность общения с Ним, которую, между прочим, Он Сам нам… предложил, если можно так выразиться. (И вот уж что мало менялось за века христианства, так это суть этой Встречи — хлеб и вино — хотя в понимании этого за века христианской истории тоже накопились разногласия. Ну, да, человеческие мозги все-таки не способны вместить Тайну.)

«…Костелы созданы людьми, даже если они и для почитания…» Не спорю — первые христиане вообще на кладбищах собирались, потом использовали базилики (обычные гражданские сооружения той эпохи) в противовес шикарным языческим храмам. Однако если понимать Церковь не столько как помещение (храм), но как сообщество людей, верных Богу и желающих быть с Ним, то это, собственно, тот путь, который Он нам и предлагает: собираясь ВМЕСТЕ, в ОБЩИНУ, соединяться с Ним через Его Тело и Кровь. А храм — подходящее для этого место и, думаю, дар Божий для нас — сегодня мы можем молиться в прекрасных храмах, а не скрываться на кладбищах или еще неизвестно где из-за опасности быть уничтоженными.

В твоей фразе: «…2000 лет по миру катится христианство…» прорисовывается образ Церкви, христианства, как некоей довольно агрессивной и обезличивающей силы… Увы, многие моменты церковной истории, да и современная, порой, на редкость безрадостная церковная действительность,  подтверждают этот образ. Но если посмотреть на историю человечества с другой стороны, то можно увидеть, что многое из того, что нам кажется сегодня само собой разумеющимся (например, ценность человеческой жизни, человеческой личности — не только как части рода или народа, а именно отдельной личности), пришло в этот мир именно благодаря христианству — так как Бог, воплотившись как конкретная Личность обращается лично к каждому человеку (при том что Церковь — это община! Да, христианство парадоксально!).

Однако, если вернуться к нашим «друидам»…

Возможно, в мире, не знающем грехопадения, в мире, где действует только благой Бог, Создатель, и послушные Ему творения — видимые и невидимые — и могли бы быть какие-то отношения человека и творений. В таком мире через свою соединенность с Богом, послушание Ему, творение наполняется жизненной силой от Бога, и все существует в гармонии, все «на своем месте» — и человек, и животные, и растения… Но мы не можем знать, как мог бы быть устроен такой мир — потому что наш собственный мир не таков. В нашем мире действуют силы, не только послушные Богу.

Я не знаю, как можно объяснить проблему зла в иных «системах координат», но в библейское учение о грехопадении для меня все происходящее вполне укладывается.

Что такое грех? Что такое «падший дух»? Если верить Библии, отпадение от Бога — это противопоставление собственной воли Его воле. Если  «Бог — это чистое и светлое, что есть в нашей Вселенной (…)», то что хорошее можно Ему противопоставить?! Только разрушать все прекрасное, что Он создал.

Очевидно, что дух, любой дух, сильнее плоти, но если это дух неизвестно какой, дух падший — куда этот дух может завести?!

Поэтому Церковь не запрещает, не «удушает все живое» — она предостерегает. То, что Церковь вообще против всякого мистического опыта — это неправда; но для Церкви всякий мистический опыт начинается с восстановления отношений человека с Творцом — это как разница между парадным входом и черной лестницей.

Как же могут быть восстановлены эти отношения, порванные в результате грехопадения (причем, порванные необратимо, так, что творение от Творца оказалось отделено непреодолимой пропастью)? «Свобода» обернулась разрушением (см. 3-ю главу Книги Бытия). Каким-то непостижимым образом человечество — все мы — оказалось едино в этом диком порыве убежать от Бога, в своем желании «усовершенствовать» мир за Бога. Можно сказать: «Это не я, это Адам!» Но кто из нас может похвастаться тем, что ему абсолютно чуждо такое желание все «перепроверить» и «переделать», и вообще: «Я сам!»?

Преодолеть эту пропасть может только чудо, и через много веков это чудо происходит, когда хотя бы один, совсем небольшой народ (народ Израильский) оказывается готов это чудо принять. Точнее, когда в этом народе появляется юная девушка Мария, готовая принять в Себя бесконечного Бога, и несколько человек вокруг Нее (в первую очередь, обрученный с ней Иосиф).

Бог становится человеком и разделяет все трудности и скорби человеческой жизни, так, что мы теперь не можем сказать: «Ты не знаешь, что такое бедность!», «Ты не знаешь, что такое утрата близких!», «Ты не знаешь, что такое голод и жажда, усталость и боль!» А главное — Он входит туда, куда мы, люди, ввергли себя, казалось бы, окончательно и бесповоротно, и где места Богу быть не может, — в смерть. Иисус умер за нас и вместе с каждым из нас, но тем самым для нас стало возможным и воскреснуть вместе с Ним. Только при одном условии — если мы и в жизни идем вместе с Ним, «держась за Его руку». А Его дорога ведет через Крест…

 

Многим святым были как бы «возвращены» такие необычные дары, как дар прозорливости — возможность видеть будущее или не известное им обычными способами прошлое и настоящее, или же дар исцеления; но в том и святость этих людей, что у них отношения с Богом «встали на место» (кто из нас может этим похвастаться?).  Кстати, почти всегда ценой немалых усилий или немалых страданий! Но у них дух-то точно владеет плотью (часто через суровую аскезу) — и этот дух направлен к Богу; поэтому, маловероятно, чтобы такого человека куда-то «занесло». Это совсем не то, что «сдуру-спьяну в астрал вылезти». Кстати, такого духовного «беспредела», как сейчас, наверное, даже древний языческий мир не знал: насколько я понимаю, там такая «техника безопасности» была — все эти ритуалы и табу! Только свободы при этом никакой (у о. Александра Меня во 2-м томе «Истории религии», «Магизм и единобожие», есть свидетельство одного шамана, как его духи избрали. Как он пытался этому противиться и как его «ломало», пока он не согласился стать шаманом).

И проблема, на мой взгляд, не в том, какими именами разные народы называют Бога, а в том, что человек «на всякий случай» начинает, в обход Бога, еще к разным-всяким силам прибегать, тогда как Бог ему и так всю полноту жизни не только обещает, но и, по опыту верующих, дает.

Собственно, весь Ветхий Завет об этом!

Вот хотя бы отрывок из 4 книги Царств (4 Цар 17:7–18)— просто вся история Израиля вкратце:

 

 «Когда стали грешить сыны Израилевы пред Господом Богом своим, Который вывел их из земли Египетской, из-под руки фараона, царя Египетского, и стали чтить богов иных,

и стали поступать по обычаям народов, которых прогнал Господь от лица сынов Израилевых, и по обычаям царей Израильских, как поступали они;

и стали делать сыны Израилевы дела неугодные Господу Богу своему, и построили себе высоты во всех городах своих, начиная от сторожевой башни до укрепленного города,

и поставили у себя статуи и изображения Астарт на всяком высоком холме и под всяким тенистым деревом,

и стали там совершать курения на всех высотах, подобно народам, которых изгнал от них Господь, и делали худые дела, прогневляющие Господа,

и служили идолам, о которых говорил им Господь: «не делайте сего»,

тогда Господь чрез всех пророков Своих, чрез всякого прозорливца предостерегал Израиля и Иуду, говоря: возвратитесь со злых путей ваших и соблюдайте заповеди Мои, уставы Мои, по всему учению, которое Я заповедал отцам вашим и которое Я преподал вам чрез рабов Моих, пророков.

Но они не слушали и ожесточили выю свою, как была выя отцов их, которые не веровали в Господа, Бога своего;

и презирали уставы Его, и завет Его, который Он заключил с отцами их, и откровения Его, какими Он предостерегал их, и пошли вслед суеты и осуетились, и вслед народов окрестных, о которых Господь заповедал им, чтобы не поступали так, как они,

и оставили все заповеди Господа Бога своего, и сделали себе литые изображения двух тельцов, и устроили дубраву, и поклонялись всему воинству небесному, и служили Ваалу,

и проводили сыновей своих и дочерей своих чрез огонь, и гадали, и волшебствовали, и предались тому, чтобы делать неугодное в очах Господа и прогневлять Его.

И прогневался Господь сильно на Израильтян, и отверг их от лица Своего. Не осталось никого, кроме одного колена Иудина…»

 

 Может возникнуть вопрос: что же это за Бог такой злобный — жалко Ему что ли, если народ «про запас» еще и другим богам помолится?

Ну, во-первых, мы, кажется, уже пришли к единому мнению, что Бог — не злобный.

Есть такие слова о Боге — «Бог-ревнитель». На одной из встреч библейской группы, в которой я участвовала, возник вопрос: разве это любовь Бога к нам, если имеет место ревность? Прозвучавший тогда ответ мне запомнился — это по нашим, человеческим понятиям, ревность непременно означает агрессию, насилие по отношению к любимому. А Бог никогда не совершит насилия по отношению к нам, но Ему… просто больно от нашей неверности, как, собственно, больно любому человеку.

А Его гнев — ну, что ж, конечно, человеку того времени в таких терминах все было понятнее; а, собственно, речь о том, что если человек Божью благодать отталкивает, то вся его жизнь разрушится.

 «Хочу знать, что  Богу были угодны те времена, когда Его называли разными именами, по-разному молились (может, даже где-то принижали возможности Его и могущество)».

Мне ближе точка зрения, что Богу нужно не столько, чтобы человек «все перепробовал», а чтобы пришел, обратился к Богу свободно и добровольно.

Если же говорить об истории, то мне ближе такой взгляд, что христианство отнюдь не призвано «срубать» древнее наследие (хотя на неразумных христиан, как и всех прочих, истории «везет»); но как вера и жизнь Ветхого Завета стала той почвой, на которой смогло произрасти христианство, прежде чем оно стало распространяться по миру; так же культура тогдашнего Востока стала своего рода «основой» для Библейской вести; и сегодня христианство может облекаться, и облекается, в разные культурные формы (здесь ты совершенно права), более или менее удачно. Но при этом все, что несовместимо с христианством по своему духовному смыслу, безусловно, рано или поздно уходит.

Что же касается «дерева истории», если можно так выразиться — не нам судить, какие «ветки» на нем прижились, а какие «отсохли»; важно, что это все-таки ЖИВОЕ дерево, имеющее смысл и направление. А для нас важнее понять, где мы находимся и что нам в этой точке делать.

Итак, если подвести итоги, получится примерно следующее:

Бог есть Единый, могущественный и благой — в этом мы совпадаем.

Церковь совсем не против мистического опыта, она не отрицает, что потребность в таком опыте в нас заложена, а только напоминает, что не с этого надо начинать. Бог обещает всю полноту жизни; если конкретному человеку такой яркий и сильный опыт нужен, ему это будет дано — ровно тогда, когда ему будет по силам это принять. Если человек еще к этому не готов (Богу-то виднее, что человека в данный момент может разрушить), то Он дает ему что-то другое. Та жизнь, которая человеку будет дана — это и есть та жизнь, которая ему нужна (даже если в ней есть боль и страдание — но это отдельная огромная тема, очень непростая. Из своего крошечного опыта могу сказать, что пребывание в страдании, в боли, бывает небессмысленным). Главное — не пытаться украсть то, что может быть подарено, не лезть с «черного хода».

И попытки человека «дотянуться» до Бога, какие-то смутные, или не очень смутные предощущения Истины (раскрывшейся в полноте, как мы верим, в откровении Ветхого Завета и в Воплощении Христовом) в человеческой истории прекрасны, и история имеет свой смысл и свою направленность, хотя в то же время это и арена борьбы, трагической борьбы добра и зла. Опять я мыслю «картинками», но уж очень нравится мне одна притча: когда продавца ковров на рынке спросили, как он сплел такой прекрасный узор, он ответил, что не помнит и никогда не сможет повторить его — каждую ошибку он вплетал в общий рисунок. По своей жизни скажу, что это очень похоже на правду. Наверное, и в диалоге Бога с миром что-то подобное происходит. Только в истории каждая такая «ошибочка» — это трагедии, это порой тысячи и миллионы жизней, гибель стран и народов, торжество мракобесия и ненависти. Но ведь жизнь-то на этом не заканчивается, и история не заканчивается, и мир этот пока что стоит. Так что, если из прошлого моего письма могло показаться, что я склонна все происходящее в мире приписывать Божественному Провидению, Божьему замыслу о мире, — это далеко не так. Увы, не Он только в этом мире действует (об этом выше). Для нас главное — на чьей мы стороне в каждый момент нашей жизни.

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master