год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати

Мнение


Модная религия бывших рабов

 

Ильмира Болотян


«Для меня поэзия — это говорящий во мне внутренний голос Бога. Когда я пишу стихи, это Бог взывает через мое сердце. Для меня поэзия — это настройка на частоту божественной волны. В поэзии я собираюсь донести свое послание до угнетенных… Мы из трущобного города, мы освободим свой народ музыкой, музыкой регги».

 

Это слова из песни музыканта Боба Марли, творчество которого стало ярким явлением одного из самых необычных молодежных движений — растафарианства, ямайской культуры и музыки регги. Совсем недавно только знающие люди могли бы объяснить, что  растаман — это курящий марихуану (следовательно, имеющий какое-то отношение к преступному миру) бездельник, слушающий исключительно регги, поклоняющийся Бобу Марли и какому-то богу Джа, презирающий общественно-полезный труд и любые проявления цивилизации, обросший, со странной прической человек, чем-то напоминающий стандартного хиппи 1970-х годов. Сейчас же на улицах все чаще можно встретить загадочных людей в ярких трехцветных (соответствующих цветам эфиопского флага: красный, желтый, зеленый) беретах и одеждах, украшенных листочками марихуаны. Общепризнанный «гуру русского рока» вдруг объявляет, что он всегда был растаманом, только скрывался, Децл, несколько лет активно пропагандирующий хип-хоп культуру, неожиданно обрастает той самой странной прической и заявляет, что в жизни он следует исключительно заветам великого Джа, а преуспевающий режиссер среднего возраста серьезно утверждает, что он растаман и его мечта — купить катер и заниматься контрабандой наркотиков, курсируя между Кубой и Ямайкой. Одним словом, растафарианство вышло из подполья и стало модным. Быть в чем-то преступным и противопоставить себя обществу — в этом привлекательность данного движения для некоторых молодых людей. Естественно, его последователи перенимают в основном только внешние атрибуты, но что кроется за яркой, привлекающей упаковкой? Не стоит думать, что растафарианство сводится исключительно к ярким беретам и курению «травки». Многим новоявленным растаманам полезно было бы знать, откуда, когда и как появилось это движение и что оно собой представляет.

 

Прежде всего, растаманы принадлежат к обособленной контркультуре. Для подростков и молодых людей вполне естественно желание узнавать новое, стремиться ко всему необычному, отличному от того, что они обычно видят вокруг. Часто эта естественная тяга оборачивается ввязыванием в заведомо опасные приключения и погоней за необычными ощущениями. Естественным в человеке, а тем более в подростке, является протест против «обезличивания», подведения всех к одному среднему знаменателю, а именно это навязывает массовая культура телевидения. Подобный протест, чаще всего, направлен на какие-либо внешние явления и проявления, поскольку воздействовать на внутреннее всегда сложнее. Людям творческим и в то же время утомленным однообразием ничего другого не остается, кроме как отвергнуть надоевший им тип культуры и обратиться к контркультуре.

 

Растафарианство, кроме того, что противопоставляет себя общепринятым культурным установкам, — это одновременно и субкультура (т.е. обладающая устойчивыми совокупностями норм, ритуалов, особенностей внешнего вида, языка (слэнга) и художественного творчества (как правило, любительского), характерных для отдельных групп со специфическим образом жизни, которые осознают и, как правило, культивируют свою обособленность). Существуют субкультуры криминальные, гомосексуальные, наркоманов и др. «Суб» (латинское) — «под» — указывает на несамостоятельность, второстепенность и второсортность субкультуры по отношению к традиционной.

 

Где находится их рай?

Растафарианство1 (другие названия — растафаризм, растафари, раста) зародилось в 1930-е гг. на Ямайке, густо заселенной потомками чернокожих рабов, завезенных в свое время из Африки. В то время свобода для чернокожих существовала лишь на бумаге, и Ямайка по-прежнему оставалась британской колонией. Указать на какой-то один исток возникновения культуры «раста» невозможно, т.к. растафарианство сложилось из смеси афро-христианских и языческих культов различных сект, существовавших в то время на Ямайке и ожидавших скорого прихода Мессии, способного избавить черную расу от гнета белых и несправедливости. Интересен также тот факт, что изначально растафари называли свою церковь православной, не желая быть причисленными к католикам.

 В то время как на другой стороне материка зарождался белый национализм, на чудо-острове ходила по рукам пропагандистская литература черного национализма, в популярной форме рассказывавшая о том, что именно черная раса создала всю мировую цивилизацию, а хищные европейцы коварно поработили африканцев, приписав себе все их величайшие достижения и фальсифицировав реальные исторические факты. То и дело на Ямайке появлялись новые пророки, самым влиятельным из которых был Маркус Мосайя Гарви. Он являлся лидером основанной им Всемирной ассоциации негритянского развития и активно проповедовал идею о том, что даже Христос, не говоря уже о других мудрецах всемирной истории, был чернокожим. Пророк предсказывал, что на Востоке скоро появится Великий Царь, призванный избавить африканский народ от власти эксплуататоров. Когда принц (рас) Тафари Макконен был коронован императором Эфиопии  и получил при этом имя Хайле Селласие I (т.е. «Власть Троицы») и титул эфиопской Соломоновой династии (предполагалось, что династия императора происходила от царя Соломона и царицы Савской), многие сочли пророчество Маркуса Гарви сбывшимся. Собственно говоря, именно это событие послужило толчком в развитии движения раста. В сложившейся на Ямайке ситуации естественным было возникновение идеи о репатриации — возвращении чернокожих на историческую родину. Не обошлось и без мошенничества. «Пророки» торговали недорогими пропусками и билетами в Африку, уверяя, что за всеми желающими скоро приплывут корабли, но никто из желающих так и не дождался дороги домой.

Вера растафарианцев сводилась к следующим основным положениям.

-      Хайле Селассие I — живой бог, воплощенный спаситель, избавитель черной расы; по другой версии, Хайле Селласие I — Иисус Христос, вернувшийся на землю, чтобы спасти свой народ. Это и есть второе пришествие для растаманов.

-      Чернокожие — это эфиопы в изгнании, избранный народ.

-      Небо и рай — это обман белых, на самом деле рай черного человека на земле — это Африка.

Растаманы также были уверены в том, что белые исказили Библию, приписав себе все подвиги и достижения, и утаили самые важные фрагменты из нее, поэтому было предпринято несколько попыток «восстановить» текст Священного Писания. Одной из таких попыток является Holy Piby — оккультная Библия, которая использовалась растафарианцами в качестве источника литургических текстов.

 Для проникновения в суть вещей и событий, понимания смысла Писания и воли Бога, которого растаманы называют Джа (искаженное JAНVEH, т.е. Яхве — ветхозаветное имя Бога), рекомендуется ритуальное курение растения ганджа (марихуана, хэш, индийская конопля, каннабис, сансемилья, кайя). Растаманы считают, что данное растение выросло на могиле царя Соломона, и, следовательно, является травой мудрости и средством в духовном самосовершенствовании. Растаманы всегда боролись и борются за легализацию марихуаны, утверждая, что  сам Джа разрешает употребление «травы» в Книге книг: «И сказал Бог; вот Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя, — вам сие будет в пищу». (Быт 1:29).

Растаманы часто собирались для того, чтобы вместе обсуждать и интерпретировать тексты Библии и послания пророков. Дискуссии сопровождались музыкой, пением, боем в барабаны и курением марихуаны. Впоследствии из песнопений ритуальных гимнов родилось регги. По словам Боба Марли, музыка рэгги — «…это вибрации светлых людей всего мира».

Многие растаманы жили и живут в общинах, в джунглях, в лагерях, руководимых старейшинами. У разных общин — разные запреты и особенности, сложившиеся из африканских табу или имевшие источник в Ветхом Завете. Например, растаманам следует придерживаться диеты ital, т.е. быть строгими вегетарианцами, не курить табак, не пить спиртное, не носить вещи с чужого плеча, не играть в азартные игры, не касаться мертвых и т.п. Характерной деталью внешнего облика растаманов стала их необычная прическа — длинные волосы, скрученные в необычные косы. Цивилизованных горожан подобная прическа в то время могла только шокировать, поэтому и окрестили ее dreadlocks («дредлокс» — «ужасные патлы»). В основном, дреды носили люди, давшие обет назорейства, предписывающий им не стричься и не бриться: «Во все дни обета назорейства его бритва не должна касаться головы его; до исполнения дней, на которые он посвятил себя в назореи Господу, свят он: должен растить волосы на голове своей» (Чис 6:5).  Кроме того, растаманы считают, что длинные волосы дают им силы, помогают познать волю Джа и делают их похожими на львов (лев обычно считается символом силы, власти, а в растафарианстве — символом Хайле Селассие I и его могущества).

 Одна из основных заповедей христианства: «Любите врагов ваших» (Мф 5:44) — не находит отклика у растаманов. Их враг — Вавилон, то есть современная цивилизация, построенная по принципу «купи — продай». Оппозиционно настроенные раста участвовали в забастовках, митингах и восстаниях, хотя большая часть растаманов стремится просто «уйти» из Вавилона и не пользоваться его благами.

 

Чем они привлекают?

Отношение раста к проповедям существенно отличается от других вероисповеданий. Растаман никогда не схватит вас за шиворот и не спросит: «Верите ли вы, что Христос ваш Спаситель?» и т.д. Согласно вере растафарианства, человек должен сначала иметь желание постичь истину, и на это должна быть воля Джа. Никто не будет просить или принуждать вас стать растаманом. По вышеуказанной причине у растаманов никогда не было и нет специального ритуала посвящения в ряды новообращенных. Несмотря на это, число растаманов с каждым годом росло и растет, причем на удивление социологов и культурологов, пополняли ряды новичков в основном белые. Причины данного факта, в общем, очевидны.

Созданная растаманами музыка регги приобрела огромную популярность среди молодежи и образовала особую субкультуру, ставящую во главу угла культуру африканцев. Раста считают, что регги — это музыка, посвященная Джа, причем тексты песен действительно часто имеют религиозное или философское содержание.

 

«Открой глаза и загляни в себя. Ты доволен тем, как ты живешь? Мы знаем, куда идем и откуда пришли: мы уходим из Вавилона в страну своих предков», — пел Боб Марли.

 

Распространение регги приходится на 1970-е годы, тогда же началась мода на этническую музыку. Именно регги превратило растафарианство в популярное движение. Конечно, этому явлению сильно способствовало  творчество Боба Марли, принадлежащего к религиозной секте Двенадцати Колен Израиля и представляющего собой своеобразный архетип растамана. Песни регги — своеобразные проповеди религии раста, они призывают «освободиться» от рабства в сознании, «вернуться к корням», «уйти из Вавилона в страну предков», «прочистить мозги». Подобные призывы не могли оставить равнодушными американских хиппи, которые так же, как и растаманы, отказывались от европейской культуры и приобщались к непопулярным до этого культурам других народов.

 

Цвет кожи перестал быть определяющим, миролюбивые чернокожие раста принимали в свои ряды «детей цветов» и прочих почитателей регги, хотя естественным образом получалось так, что белая молодежь более всего воспринимала стиль (т.е. музыку, жаргон, внешние атрибуты, понятия и символы), чем само содержание растафаризма.

 

Вместе с модой на регги пришла мода и на марихуану. Легализация этого наркотика в некоторых странах произошла по причине его слишком широкого распространения среди населения. Курение «травы» — это, как объясняют сами растаманы, не просто удовольствие, а своеобразный ритуал, акт поклонения и благодарности богу Джа. Нельзя исключать и обратный процесс, когда много лет курившие и ничего не знавшие о растафарианстве люди тут же провозглашали себя растаманами, узнав, что якобы в самой Библии содержится призыв к употреблению марихуаны. Хорошо иллюстрирует этот процесс высказывание «короля русского регги» Геры Моралеса (группа «Джа Дивижн»): «Поскольку в России наконец-то победила гласность, все больше информации о расте будет просачиваться к нам. Люди смогут посмотреть на свои ценности и сочтут запросто, что они — раста. Есть такая концепция, что человек живет-живет и не знает, что он — раста. А потом ему везет, он узнает, что он раста, и может легче получить от жизни то, что хочет. Великий растаман, король регги Боб Марли узнал о том, что он — раста, сравнительно поздно. Он прожил короткую жизнь, но такую!»2 (Боб Марли умер в возрасте 36 лет от злокачественной опухоли мозга).

 

Пополнение рядов растафарианцев происходило не только за счет хиппи и ценителей регги, но и с самого дна, за счет уличных правонарушителей, хулиганов, представителей преступного мира.

 

Людей творческих привлекала в растафарианстве идея всеобщей гениальности и возможность свободно увлекаться и заниматься любыми ремеслами и видами искусства, поощрявшимися в общинах раста. Существуют поэзия, литература, фольклор, живопись, графика, скульптура раста, причем в каждой стране эти виды искусства имеют свои национальные особенности.  Исполнение песен регги, в общем, доступно и по силам каждому, поэтому число регги-групп с каждым годом только увеличивается. Кроме того, считается, что употребление марихуаны и последующее «общение с Джа» стимулируют творческую деятельность, воображение, открывают нечто новое, дают человеку свободу, так необходимую в искусстве. Появившийся в те годы интерес к экзотике, этнике также способствовал обращению белых в растафарианство, тем более что курящий «ганджу» и обросший волосами бродяга, размышляющий о воле великого Джа, сильно напоминает по образу и по сути индийского аскета «саддху», который, как и растаман, носит длинные дреды и курит марихуану.

Таким образом, субкультура растафарианцев складывалась примерно из пяти потоков: религиозного, политического, богемного, преступного и притоков из других молодежных субкультур.

Как религиозное и политическое движение растафарианство сыграло определенную роль в изменении представления об африканцах как о расе, представители которой никогда не смогут добиться чего-либо значительного. Культура чернокожих, ранее презираемая белыми, была белыми же и подхвачена и распространена по всему миру.

 

Почему мы не похожи?

Одно из течений растафарианства называется Орден Ниябинги (от наименования церемониальных барабанов). Его основатель создал свою церковь со своими собственными догматами, литургией, иерархией. Служители этой церкви носят одежды православных священников. Однако, думаем, нет нужды доказывать здесь, что растафарианство не имеет ровным счетом никакого отношения к Православию, поскольку отрицает или переиначивает основные его догматы.

Напомним некоторые положения растафарианства, не приемлемые для христианина.

1. Растаманы не признают непогрешимость Библии и всего Божественного Откровения. Они пользуются подделками оккультного содержания, выдаваемого за «истинную Библию», например, Holy Piby. Отсюда легализация наркотика, искажение имени Бога, легенды о царе Соломоне и проч. Подобные подделки часто используются в сектах (например, «Книга Мормона» секты мормонов) и значительно искажают тексты Священного Писания.

2. Растаманы обожествляют человека (короля Эфиопии, «пророка» Маркуса Гарви и др.), верят в божественное происхождение раса Тафари и называют его спасителем и мессией.

3. Растафарианство возникло как черный национализм и изначально было направлено только на «спасение» определенной диаспоры. Кроме идеи о чернокожем Христе, растаманы развили идею о том, что чернокожие и есть евреи, о которых говорится в Библии, что не соответствует не только Священному Писанию, но и реальным историческим фактам.

4. Рай и ад растаманов находятся на земле, в определенной местности.

5. Растаманы использовали для своей церкви название «православная» (Orthodox) только в целях противопоставления ее католической и протестантской.

6. Сами растафарианцы признают, что под общим названием «растафарианство» объединяются несколько школ, по сути являющихся сектами: Двенадцать Колен Израиля (для них Хайле Селассие — воплощенный Христос), Бобо Дредс (для них Христос — Принц Имануэль I), Ниябинги (давшие обет назорейства) и, наконец, так называемые новообращенные «православные», которые пытаются соединить растафарианство и Эфиопское Православие. Растафарианское «православие» имеет синкретичный характер, т.е. соединяет в себе так называемые «впечатления от Православия» (внешние атрибуты, иконографию) с языческими, масонскими и другими культами, поэтому язычество и православие часто называют родителями этого движения. Однако считается, что растафарианство все же не было религией в прямом смысле этого слова. Растафарианцы пытались познать Бога подручными средствами, без Церкви. Официальная Церковь, естественно, не признает культурное и художественное  наследие растаманов, их религиозные гимны и теории.

7. Растафарианство, если и не служит само по себе распространению наркотиков, то, во всяком случае, оправдывает их употребление. Прием наркотиков являлся, как правило, сакральным (священным) действием в древних культах. В наркотической  субкультуре  наркотик или употребление наркотических веществ может стать символом группы (это и происходит в растаманской субкультуре). Однако некоторые «православные растафарианцы» уверяют, что Эфиопская православная церковь выступает против наркотиков, в отличие от параллельно существующих с ней сект, и что растафарианство способствовало обращению в Православие африканцев и афроамериканцев. Многие растаманы впоследствии отрекались от своего «языческого прошлого».

Таким образом, растаманская субкультура — это всего лишь один из видов субкультуры наркоманов со своей атрибутикой, символикой и «религией». Стремительный рост регги-групп способствует созданию моды на субкультуру растаманов и употребление наркотиков. Музыка сама по себе не является злом, а тем более не поворачивается язык назвать злом радостную, «вибрирующую» музыку регги. Однако сложно не назвать злом пропаганду, которую мы слышим на концертах регги-музыки. Лидеры музыкальных групп спокойно возвещают своим слушателям о том, что нет ничего лучше марихуаны и что только «злой Вавилон» может запрещать эту «благословенную траву».

Облик современного растамана сейчас все менее становится похожим на индийскую «саддху». Как говорит один из лидеров русского растафарианства Гера Моралес, «современный растаман — человек цивилизованный, с чувством вкуса, это человек, которому искусство близко, понятно, который стремится жить красиво. Растаманы считают себя королями, львами. Максимум свободы и любви!»3

Контркультура всегда, так или иначе, содержит в себе экзотические элементы, чтобы не привлекать к себе массового потребителя. Однако наметившееся на рубеже XX-XXI веков стремление к индивидуализации меняет положение дел: постепенно и экзотика становится продуктом массового потребления.

В своей погоне за модным и необычным человек часто попадает впросак. Бывший ранее в андеграунде  растафаризм постепенно выходит на поверхность и завоевывает пространство средств массовой информации, а вместе с ним и человеческие умы. Секта, выросшая из «откровений» сумасшедших и «обкуренных» пророков, стала модой и пополнила ряды «заменителей» традиционных «немодных» религий.

 

1  В настоящее время существует единственная, серьезная научная работа, объективно описывающая данную субкультуру. Автор — Сосновский Николай.

2  Цит. по ст. Жиляевой Я. «Реггей. Солнце. Марихуана — это мечта растамана» // «Московский комсомолец», 25 августа, 1995 г.

3  Цит. по ст. Жиляевой Я. «Реггей. Солнце. Марихуана — это мечта растамана» // «Московский комсомолец», 25 августа, 1995 г.

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master