год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Кровь мучеников — семя Церкви


Подвиг новомучеников — это призыв к покаянию и благодарности

 

Выступление в храме свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине
на встрече с молодежью 19 февраля
2012 г.

 

Прот. Кирилл Каледа

Осмысливая значение истории XX века для жизни Церкви, незадолго до смерти, когда мой отец, священник Глеб Каледа, вышел на открытое служение, он написал удивительную фразу, что многие воспринимают историю XX века как трагическую историю, как историю ужаса, гонений, террора и т. д. Но это была славная, героическая страница в истории Православной церкви. Папа писал тогда, что придет время, когда сонм новомучеников будет прославлен. В 1992–93 гг. еще никому в голову не приходило, что так быстро может произойти их прославление. Просто в это никому не верилось. Но это действительно так произошло. И эти места — Бутово и другие подобные места, где был совершен их подвиг, — это места, с одной стороны — трагические, потому что в этих местах совершались страшные злодеяния, потому что убийство невинных людей, вообще убийство любого человека — это всегда злодеяние. И вместе с тем — это места святые, потому что в этих местах совершен подвиг стояния за веру.

Я, по милости Божией, нахожусь в Бутово уже пятнадцать лет, моя жизнь связана с этим местом, и могу засвидетельствовать, что подавляющее большинство людей, которые находятся в здравом рассудке, приходя на это место,  ощущают святость этого места. Моя мама говорила: это место света. Хотя, когда приходят на это место дети пострадавших — они нередко плачут, как будто только вчера забрали их близких. Но ощущение святости, света, исходящего от этого места, — об этом свидетельствуют очень многие. И наверное, чтобы мы дальше духовно развивались, нам необходимо осознать тот духовный опыт, который нам дали эти новомученики и поколение исповедников.

Мне приходилось общаться с рядом людей, которые прошли через эти испытания. И наши взаимоотношения строились на том, что я внук друга их молодости. Относились ко мне, как к внуку. Когда я приходил, они угощали меня чаем, какими-то вареньицами. Не было никаких нравоучений: «Кирюша, будь хорошим мальчиком, делай то-то». Было просто общение, но когда я с этими людьми общался, тот свет, который от них исходил, давал ощущение, что общаешься с вековым опытом Церкви. Когда я был молодым человеком, я понимал, что моя жизнь может повернуться по-разному. Я, как любой человек, где-то могу поскользнуться, где-то могу упасть, и что-то со мной может произойти. Я даже допускал возможность, что по каким-то обстоятельствам могу оказаться вне Церкви. Но у меня всегда было четкое осознание того, что Церковь и благодать Святого Духа, которая живет в Церкви, для меня всегда останутся реальностью, что бы со мной ни произошло, каким бы «крокодилом» я ни стал, потому что я прикоснулся к этому через опыт общения с этими людьми.

Наши родители воспитывали нас внутри Церкви, несмотря на то, что время было очень напряженным и вероятность тех или иных репрессий была достаточно высока. И почему владыка Иоанн (Вендланд) в 1978 г. принял решение о рукоположении тайных священников, не только моего отца? Потому что в то время было не ясно, как будет развиваться история России, история Русской православной церкви. Вероятность новых гонений была реальна. Совсем недавно, меньше, чем за десять лет до этого, Никита Сергеевич Хрущев говорил, что скоро будет показан последний поп по телевизору. Та политика, которая проводилась Брежневым, Андроповым, Сусловым, тоже была направлена на искоренение всякого инакомыслия и на подавление, закабаление Церкви. Насколько велик был контроль над Церковью, может иллюстрировать пример моих друзей — семьи Соколовых. Их отец был священником. Отец Федор, отец Николай, ныне здравствующий настоятель храма св. Николая у Третьяковской галереи, и владыка Сергий — они были ближайшими иподьяконами патриарха Пимена. Все происходили из священнической семьи. Но патриарх Пимен понимал, что согласовывать с органами их рукоположение нельзя (т. е. просить  официальное разрешение). Ему не разрешат рукополагать их. Как же рукоположили отца Николая? Николай, будучи иподьяконом, пришел на патриаршее богослужение. Патриарх Пимен приехал в собор, посмотрел на наличие тех или иных лишних ушей и глаз в алтаре Богоявленского собора, и спросил: «Коля, ты сегодня ел?», — «Нет, не ел». — «Читай правило». И так его рукоположил. Когда рукоположил почти таким же образом его брата — отца Сергия, который потом стал Новосибирским епископом, — то после рукоположения сказал: «Ну, мне теперь за тебя достанется». Действительно, когда отец Сергий через несколько дней пришел в Патриархию, патриарх Пимен сказал: «Ну, мне за тебя досталось!» Сейчас нам кажется, что это смешно, но надо понимать, какие обстоятельства реальной жизни были. Надо сказать, что мой папа был человек очень осторожный, Дмитрий Михайлович [1] с сестрами могут это засвидетельствовать. И даже многие его близкие друзья над папой иногда подтрунивали: Глеб, мол, всегда такой. Так осторожничает, и зачем это нужно? И, тем не менее, в те годы родители от нас не скрывали, что наш дедушка, мамин папа, был священником и пострадал за исповедание веры. Мы не знали обстоятельств его смерти. Но я прекрасно помню, что когда я был маленьким, то есть мне было года четыре, мы молились и добавляли к нашим утренним и вечерним молитвам (кратенькое детское правило было) прошение, чтобы узнать, как умер дедушка Володя. И мы знали, что во время активной фазы гонений многие священники совершали тайные богослужения, были тайные монахини. То есть, это была нормальная жизнь Церкви, это не было что-то необычное. Мы слышали, что где-то есть священники тайные, которые ведут внешне светский образ жизни, и вместе с тем они являются священниками.

Нас в семье шесть человек детей было, Василий — младший, чуть его постарше — сестра, сейчас игуменья Иулиания, настоятельница Зачатьевского монастыря. Они были маленькими, и родители не решились тогда сказать им, что папа стал священником. Но эта нерешимость их была продолжительностью в одну неделю или даже дней десять, потому что папа был рукоположен в конце поста, и первую литургию у нас дома он совершил в Лазареву субботу. И папа со Страстной недели стал совершать уставные богослужения. По ночам, чтобы младшие не знали. Но когда приблизилась Пасха, заутреня, перед родителями встал очень сложный вопрос: а как же они скажут детям потом, что дома совершалась литургия? Заутреня совершалась, а их ни в храм не пустили, ни в домашней литургии они не участвовали — они в это время спали. Тем более, что Маше, нынешней монахине Иулиании, ей тогда 11 лет было, родители обещали, что в тот год они возьмут ее на пасхальное богослужение в храм. Мы жили на Речном вокзале и ходили в Аксиньинский храм. Но в 1970-х гг. мы в этот храм ходить боялись, потому что в этот храм ходили бабушки из нашего дома и из окрестных домов, поэтому, если бы мы стали туда ходить, они бы так обрадовались и всем бы рассказали, и в школе сразу же стало бы известно, что мы верующие. Поэтому мы в этот храм в 1970-х гг. не ходили, уже в 1990-х гг. стали ходить. А ездили в центр города в храм в Обыденском переулке в основном. Для маленького ребенка даже чисто физически было трудно возвращаться после заутрени на окраину города. А в этом году Маше обещали, что возьмут ее на пасхальную службу, она собиралась, а ей говорят: «Иди спать!» Старшие братья с сестрой уехали в Обыденный на службу, заутреню, чтобы не обращать внимание, что вся семья исчезла, не пришла на заутреню. А на «домашнюю» заутреню — они назывались у нас «малыши» — их пригласили, и после этого вся семья участвовала в этих «домашних» богослужениях.

Наверное, для современной жизни, даже для церковной жизни, такой подход может быть непонятен. Потому очень часто, к великому сожалению, среди нас, священнослужителей, есть такое отношение к совершению службы, как к служебным обязанностям. К тому поколению, к которому принадлежал мой отец, — к старшему поколению, это совершенно неприменимо. У них было яркое горение и потребность в совершении богослужения. И это было не только тогда, когда папа стал священником, но и задолго до этого.
Папа был геологом, как здесь говорилось. Он был крупным ученым, организатором науки. Под его руководством работали научные коллективы из разных институтов, расположенных на всей территории Советского Союза. Папа иногда уезжал в экспедиции месяцев на пять. Это было регулярно — на все лето, осень и т. д. И мама ему (когда он еще был мирянином) сделала маленький блокнотик, в котором были выписаны основа утрени, обедница (такое богослужение, которое нужно совершать в том месте богослужебного суточного круга, когда совершается литургия — естественно, без преосуществления, это не таинство. Но начало там имеется — предначинательный псалом, и т. д. Это начало литургии, если хотите, литургия оглашенных — она практически вся там присутствует. Это служба, которую может совершить мирянин). К этому блокнотику было еще дополнение: богослужебные тексты, которые касались тех или иных праздников, выпадавших на время папиной экспедиции. И папа, идя в маршрут, в тот или иной праздник уходил один куда-то в поле, у какого-то камня или под деревом останавливался и мирским чином совершал богослужение — участвовал в жизни Церкви. И надо сказать, что такая практика, по всей видимости, была не только у папы, но и у других людей. В фильме «Жара» А. Архангельского вспоминался папин духовный руководитель митрополит Ярославский и Ростовский Иоанн (в миру Константин Николаевич Вендланд). Он тоже был достаточно крупным ученым, тоже геологом, кандидатом минералогических наук, учеником основоположника российской школы геологии, академика Заварицкого. Академик Заварицкий очень переживал, что Константин Николаевич неожиданно стал священником [2]. Во время войны о. Иоанн Вендланд находился в Средней Азии. Он как геолог не был призван в армию и занимался поиском редких руд в этих регионах. Он пригласил к себе своего духовного отца — отца Гурия Егорова, который был в ссылках и лагерях и не мог жить в центральных областях России.  (Впоследствии отец Гурий стал первым наместником Троице-Сергиевой лавры, он ее заново открывал после закрытия. Он одно время был Ленинградским митрополитом. Он скончался в Крыму, заняв крымскую кафедру после смерти его друга, единомышленника святителя Луки Войно-Ясенецкого.) Они в доме, в котором жили, в подвале, устроили храм. Я могу это засвидетельствовать, что геологический маршрут, особенно в Средней Азии, в пересеченной и жаркой местности — это хорошая физическая нагрузка. Кроме того, надо понимать, что геолог не просто собирает камушки, неизвестно для чего. Он должен прийти домой и все это обработать, все записать и сложить все в единую картину, иначе работа в маршруте не имеет никакого смысла. И вот, занимаясь этой геологической работой, они совершали полный суточный круг богослужения. И владыка Иоанн, будучи уже старцем, находясь на покое, незадолго до своей кончины, говорил, что это было самое счастливое время в его жизни, которая была напряженная, духовная — молитва, духовная жизнь и тяжелая физическая работа. И умственная работа. Таких примеров можно привести множество. Именно это дало возможность сохранить Церковь. Пронести веру, сохранить веру в нашем народе.

Самое интересное, что пришлось общаться с многими людьми, которые прошли через испытания, у них было понимание, что их жизнь во многом сходна с жизнью первых христиан, которые подвергались гонениям, но ни у кого в голове не было мысли об их святости. Они смиренно выполняли то, что, как они считали, они должны были выполнить, как рабы неключимые. А славу они относили Господу.

Мы сейчас часто стремимся к внешним действиям в жизни Церкви. И, наверное, это необходимо. Мы сейчас живем в иной исторический период. И наверное, надо находить иные формы церковной жизни, это нормально. Мы можем ошибаться, заходить куда-то не туда, но все-таки основой должна быть литургическая жизнь Церкви — та жизнь, которой жили новомученики.

Хотелось бы еще сказать несколько слов, вспоминая, что мы сейчас переживаем День православной молодежи. Для меня это немножко странно. Я себя не ощущаю пожилым человеком. Но я хочу сказать, что новомученики большое внимание уделяли духовно-просветительской работе с молодежью. Ярким примером является отец Василий Надеждин, у которого в конце 1920-х гг. была довольно большая группа молодежи, которой он занимался. Причем, он обращал внимание не только на чисто церковное воспитание и церковную работу. Вместе со своими прихожанами он ходил в консерваторию, еще в какие-то места. Обращение в светской культуре — было, он этому уделял большое внимание. Его воспреемником после ареста (пришел на его место) оказался как раз мой дедушка, отец Владимир Амбарцумов. Глеб Борисович Удинцев, его духовный сын (слава Богу, он еще жив), вспоминает, что дед был готов заниматься с ним чем угодно: он увлекся моделированием — и отец Владимир занимался с ним моделированием, он увлекся еще чем-то — и отец Владимир занимался с ним этим. И это очень важно.

Отец Василий Евдокимов, духовный сын отца Сергия Мечева, в конце 1920-х — начале 1930-х гг. принимал участие в работе Христианского студенческого движения, был слушателем библейских кружков. И он вспоминал, что дедушка приходил на эти занятия в одном пальто, а уходил в другом пальто — из конспиративных соображений. Так что условия жизни были совершенно жесткие. Тем не менее, эта работа с молодежью была, и ту закваску, которую получили в тех студенческих кружках люди, они смогли пронести через всю жизнь. Я тоже, по милости Божией, был с ними знаком. Они с благодарностью вспоминали именно то, что они получили в молодости и смогли пронести по жизни.

Сейчас мы приближаемся к Великому посту, и вспоминается такой эпизод, рассказанный Дмитрием Евгеньевичем Мелеховым, крупным психиатром, одним из основоположников российской школы психиатрии. Он был глубоко верующим человеком, принимал участие в 1920-х гг. в Христианском студенческом движении, был близким другом моего деда. И вот, когда он был уже совсем пожилым человеком, он как-то приехал к нам домой и рассказал о том, что у них были небольшие общения молодежи. Я не помню точно, каким словом он это называл, но у них было принято внутри этой общинки, если хотите, исповедоваться друг перед другом. И вот, он рассказывал, будучи уже пожилым человеком, со слезами на глазах, как во время голода он жил в какой-то коммуналке, а там жили люди обеспеченные, и он искусился пирожком. И он рассказывал, как ему было трудно об этом пирожке поведать своим сотоварищам. И по прошествии многих десятков лет, когда мы были детьми, мне тогда было лет пятнадцать, когда он рассказывал, а он был уже старцем, у него были на глазах слезы — вот это чувство покаяния! И новомученики, священнослужители, очень обращали внимание на необходимость покаяния. Наиболее, может быть, ярко в этом плане стоит фигура священномученика Сергия Мечева, который вообще говорил, что без покаяния нет христианства, и про свою общину он так и говорил: «покаянная община», что основа жизни христианина — это покаяние. И, наверное, именно через покаяние, через которое стяжалось смирение, они и сумели сохранить веру. Если бы возгордились — то пали бы.

Мой другой дед, папин отец, был близко знаком с отцом Александром Введенским. Папа говорил, что таинство крещения над ним совершил именно отец Александр Введенский (это был конец 1921 — начало 1922 г.) И дедушка Саша говорил, что по молитвам отца Александра Введенского совершались чудеса. Но почему же произошло то, что произошло с ним [3]? Он не смог победить гордыню. И произошло то страшное, что произошло. Поэтому для сохранения веры, взирая на подвиг, на опыт новомучеников, нам нужны покаяние и смирение.

Аминь.

 

[1] Дмитрий Михайлович Шаховской и его сестры — Елизавета Михайловна Шик и Мария Михайловна Шик-Старостенкова, присутствовавшие на встрече, были хорошо знакомы с о. Глебом Каледой.

[2] К. Н. Вендланд в 1936 г. был  тайно пострижен в монашество архимандритом Гурием (Егоровым). В том же году епископом Иннокентием рукоположен во иеродиакона, и вскоре — во иеромонаха. В 1950 г. возведен в сан архимандрита.

[3]  Александр Введенский считается в официальной истории Русской православной церкви основоположником обновленческого раскола и его апологетом.

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master