год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Крупный план


Со-творчество с Богом

 

Интервью с Ириной Языковой

 

Ирина Языкова — кандидат искусствоведения, автор книг по современной иконописи, кроме того — член редсовета нашего журнала. Мы задали ей несколько вопросов.

 

Вышла Ваша новая книга, чем она отличается от предыдущей книги на эту же тему?

Это второе исправленное и дополненное издание книги «Богословие иконы», первое вышло еще в 1995 г. Она разошлась, хотя и была издана тиражом, почти немыслимым сегодня, — 25 тыс. экз. Тем не менее, люди до сих пор спрашивают книгу в магазинах и церковных лавках. В Библейско-богословском институте мне предложили повторить издание. Но за пятнадцать лет многое изменилось в науке, да и процесс возрождения церковного искусства сильно продвинулся. И я значительно переработала текст, расширила его последние главы, касающиеся искусства Синодального периода и ХХ века. И еще я поменяла название. Теперь книга называется «Со-творение образа», мне хотелось передать в этом мысль Cв. Отцов, которые «художеством художеств» называли молитвенный труд и аскетику, когда человек прикладывает усилия, чтобы в самом себе созидать образ Божий, изначально в нас Богом вложенный, но замутненный нашими грехами. Да и само иконописание, как и творчество вообще, предполагает  со-творчество с Богом. Без Бога, без Святого Духа, ничего великого сотворить невозможно.

 

Вы привлекали новый, современный материал?

Да, конечно, целая глава книги посвящена современным проблемам иконописания. Анализируется творчество современных иконописцев: архим. Зинона, Александра Соколова, о. Андрея Давыдова, Александра Корноухова и др.

 

Как Вы считаете, возможно ли развитие иконописного канона? И кто выносит суждение о границах канона?

Канон означает «правило», и по определению он величина постоянная, он сформировался для того, чтобы иконописный образ соответствовал учению Церкви. Икона пишется для молитвы, для Литургии, и должна выражать духовную реальность. Вкусы людей и их представление о красоте со временем меняются, меняется стиль, в различных регионах и школах вырабатывается свои художественные особенности. Но канон остается неизменным, что и обеспечивает точность духовного содержания. В период неразделенной Церкви канон и был тем общим языком, который объединял весь христианский мир от Греции до Руси и от Испании до Грузии. Так что канон не меняется, но он может расширять свои границы, ведь каждая эпоха требует актуализации того вечного смысла, который отражает канон. Появляется нечто новое, что принимается Церковью в качестве канона. Так было с иконой Андрея Рублева «Троица», которую Стоглавый собор определил как канон. В наше время мы видим, как рождается канон изображения новомучеников.

 

Известно, что икона играет большую роль в богослужении. Можно ли сказать, что современная икона ведет к развитию (углублению) богослужения?

Икона — часть литургии. И литургия иконична: изобразительна и символична. К сожалению, сегодня это не всегда осознается верующими. Мы привыкли к изобилию икон в храме, и не всегда внимательны к каждому отдельному образу, как мы не различаем отдельного голоса в многоголосном хоре. Но, например, архим. Зинон, ведущий современный иконописец, считает, что непонимание иконы и непонимание богослужения очень связаны, и это происходит от поверхностности и формальности нашей веры. Когда я была в его скиту в Гверстони, меня поразило, что там в храме всего две иконы — образ Христа и образ Богородицы. «И этого достаточно для совершения Литургии, — говорит о. Зинон. — Ведь на Литургии мы молимся в основном Христу и Божьей Матери. Если мы научимся вглядываться в Их лики, то сможем многое понять в Литургии». Высокие иконостасы, с позолоченной резьбой и множеством икон, родились в то время, когда человек в общем понимал Литургию, и иконостас не загораживал алтарь, а выражал духовное единство Церкви земной и небесной. Сегодня, когда человек далек от этой культуры и даже не знает, кто изображен на иконостасе, он воспринимает его нагромождением икон, стеной, загораживающей его от алтаря. Сегодня, сошлюсь опять на о. Зинона, актуальнее не закрывать алтарь, а открывать, не увеличивать число икон в храме, а сделать небольшое количество образов понятным приходящему. Икона, конечно, может менять отношение людей к богослужению. В XVII в. стали писать витиеватые иконы со множеством мелких деталей, перед такой иконой трудно молиться, ее хочется разглядывать. И мы видим, что в это время Церковь переживает литургический кризис и раскол. А вот недавно я была в Семхозе: в храме преп. Сергия Радонежского каменный иконостас с фресковыми иконами создан архим. Зиноном. Его образы настолько ясны, лаконичны и в то же время эстетически совершенны, что, по словам прихожан, помогают им молиться, сосредоточиться на словах Литургии.

 

Иконы пишут сейчас очень многие люди. Нужно ли для этого специальное благословение, нужно ли для этого учиться? Кто может писать иконы?
Иконы может писать любой человек, не обязательно монах, но важно, чтобы у него были художественные способности и серьезное желание. При этом хорошо бы получить благословение духовника. И уж, конечно, иконописанию надо учиться у хорошего мастера. Важно, еще понимать, что иконописание это не благочестивое ремесло, а серьезное духовное делание, церковное служение, особый образ жизни.

 

Как связаны иконы, которые находятся в домах у верующих, с их молитвенной практикой? Как икона может помогать в духовном росте?

В домах верующих обычно есть иконы. И каждый выбирает их в соответствии со своим вкусом, духовным опытом и знанием. Порой иконы приходят случайно: кто-то подарил или привез откуда-то. А нередко их приобретают под воздействием рекламы. Например, нынче модно заказывать т. н. мерные иконы — размером в рост новорожденного ребенка. В этом, конечно, ничего плохого нет. Хотя странно, когда икона какого-то святого в доме есть, а иконы Христа нет. Это означает, что человек не молится, а икону воспринимает как оберег, не более. Прежде всего, в доме должен быть образ Христа, ведь Он — наш Спаситель. Ему мы молимся. И, конечно, образ Богородицы, к Ней мы также направляем свою молитву. Иконы святых, тезоименных или близких нам, мы тоже мы можем иметь. Но не как сакральные предметы или сувениры, привезенные из паломничества,  а как знак присутствия этих святых в нашей жизни. Если хотите, ставя их иконы, мы приглашаем этих святых в дом. А гость, приглашенный в дом, требует внимания, общения, он что-то и нам говорит, что-то привносит в наш дом. Но понимаем ли мы это? Икона нас учит общению со святыми. Она расширяет наше духовное пространство. Икона не украшение дома, а его окна, распахнутые в Царство Небесное.

 

Вы известны не только благодаря своим книгам по богословию иконы, но также и как поэт, и автор песен вместе с Юрием Пастернаком. Как эти разные сферы Вашего творчества связаны друг с другом?

«Всякое дыхание да хвалит Господа». И я стараюсь хвалить Бога всеми доступными мне способами: изучаю иконы, пишу стихи, пою. Мне кажется, наше сотрудничество с Юрием Пастернаком это большой подарок от Господа. Когда двадцать лет назад Юра предложил мне помогать ему сначала в переводе западных христианских песен, а потом и в сочинении собственных, я очень обрадовалась, потому что с детства люблю петь. А с Юрой мы стали не просто петь, а петь Господу. Это опыт молитвенного пения, который помогает нам самим приблизиться к Богу. И оказывается, наши песни поют и в других приходах. Недавно мы были с Юрием Пастернаком в Санкт-Петербурге, в приходе Князь-Владимирского собора, где и дети, и взрослые, поют наши песни. И мы выступали перед приходом. Было очень радостно встретить людей, близких по духу. А как связаны эти сферы — изучение иконы, стихи и песни, сказать трудно, это просто разные стороны моей жизни. Иногда в моих стихах, например, возникают мотивы, связанные с иконой или иконописцами. Да и стихи порой хочется сделать как икону, то есть, чтобы они были окном в невидимый мир. Вот и все.

 

***

Ирина Языкова

 

Дионисий  

  

Памяти  Юрия Холдина, фотографа,

влюбленного в  Дионисия

 

С высоты небесной выси
Льется несказанный свет —
Это мастер Дионисий
Пишет образ на стене.


Точные движенья кисти
Повторяют взмахи крыл —
Пишет мастер Дионисий,
Как Господь ему открыл.


Высоко паря над миром
На строительных лесах,
Он палитру, словно лиру,
Держит в мастерских руках.


Из простой, казалось, глины
Извлекает чистый цвет.
Из игры упругих линий
Возникает силуэт.


И глядят с любовью отчей
Спаса светлые глаза,
Как слиянье дня и ночи —
Голубец и бирюза.


За окошком затихают
Голоса житейских бурь,
А на стенах расцветают
Чистый пурпур и лазурь.


Пишет мастер, как играет,
Поднимаясь до вершин.
Эти фрески — песни рая,
Исцеление души.


2007–2008

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master