год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Как это было


Дорога в Царство

 

Молодежный христианский лагерь в Семхозе

 

Светлана Журавлева

Вот уже 18 лет община «Осанна» проводит летние христианские лагеря для молодежи. В течение недели несколько десятков ребят — те, кто давно воцерковлен, и «новенькие», только интересующиеся христианством, — живут вместе за городом, постигая день за днем, что же такое христианская жизнь.

Каждый лагерь посвящен какой-то теме, которая может раскрываться как через один библейский отрывок, так и через несколько разных отрывков из Священного Писания, подобранных в соответствии с логикой темы. Знакомство со Словом Божиим, углубление в Слово всегда стоит в центре программы лагеря. Общие библейские встречи в этом лагере (которые, как правило, происходили после завтрака), как и в прошлые годы, проводил Андрей Черняк[1].

Но жизнь — как христианская, так и вообще жизнь — состоит не только из умственных усилий, поэтому, чтобы эта неделя получилась по-настоящему объемной, изучение Слова дополняется общими молитвами, тематическими семинарами, на которых происходит знакомство с традицией и опытом Церкви. А также это творческие занятия, совместный труд (несложная работа по дому и другие дела), однодневное паломничество.

Тема лагеря 2012 г. была: «Дорога в Царство». И вот, в течение недели, проживая день за днем раскрытие темы, участники лагеря пытались размышлять над тем, что же это такое.

Итак, дорога. В первый же вечер всем собравшимся было предложено разбиться на три группы (потом в течение недели в этих же группах шла совместная работа по изучению Библии) и нарисовать, как они понимают эти слова — «дорога в Царство». По одному рисунку от каждой группы.

Простое, на первый взгляд, задание, как оказалось, требовало некоторых усилий. Для начала нужно было как-то прислушаться к своим ощущениям, что-то вспомнить, задуматься: а как же я понимаю эти слова, какие ассоциации они у меня вызывают? Как донести до других свои ощущения? Сначала до участников своей группы, а потом, уже вместе — до всех остальных? Картины получились весьма разнообразные — это и высокая гора, на которую люди взбираются самыми разными способами, по мере приближения к вершине превращаясь из черных фигурок в светлые; другая группа изобразила извилистый путь, продвигаясь по которому приходится преодолевать массу препятствий; у третьей — черно-белая картинка, изображающая жизнь как чередование черных и белых полос, сменялась яркой радугой[2] с рукой, протянутой с неба, и чашей Евхаристии — как символом Царства, как способом единения людей и Бога.

Но то, с чем мы приехали в лагерь, — это наши скромные «пять хлебов и две рыбки», принесенные нами из нашего жизненного и духовного опыта. И из этого в течение семи дней Господь сотворил «двенадцать коробов полных».

 

***

Начинается первый день программы. Дорога. Что же такое дорога вообще? В этот день было предложено размышлять над 106 псалмом, в котором рефреном звучат слова: «Но воззвали к Господу». Что бы ни происходило с народом Божиим на протяжении его истории — отступления, отпадения — этот призыв к Богу, обращение к Нему помогает людям снова и снова возвращаться на правильный путь.

Андрей Черняк в своей беседе говорил о том, что, собственно, любая дорога имеет два направления. Человек оказывается на некоторой дороге, и главный вопрос для него: в каком направлении двигаться? Можно сравнить грехопадение с тем, что человечество, находясь на «правильной дороге», стало двигаться не в ту сторону, то есть удаляться от Бога. Тогда начало правильного движения — это поворот на 1800. И этот поворот начинается с обращения к Богу — «но воззвали к Господу».

На вечерней встрече мы попытались рассмотреть тему дороги немного с другой стороны. Дорога — это всегда выход из некоторого привычного течения жизни, это даже некоторая беззащитность. Почему именно в пути человек часто бывает более открыт, чем в повседневной жизни, откуда эти задушевные разговоры, скажем, с попутчиками в поезде? Настроиться на эти размышления помог короткий видеоролик с изображением разных ситуаций пути — самолеты, поезда… Многие из этих кадров, кстати, рассказывали о паломничествах. И участники лагеря делились самыми разнообразными примерами из своей жизни, из своего опыта путешествий, рассказывали порой о непростых ситуациях, возникавших в пути, — и, конечно, о чудесной помощи Божией в безвыходных, на первый взгляд, ситуациях.

***

А что же дальше? Ведь дорога, о которой мы собирались размышлять, — не просто дорога, но дорога в Царство. Что же можем сказать о Царстве? Наверное, в первую очередь стоит обратиться к тому, что говорит о Своем Царстве Сам Господь. И мы обращаемся к Его притчам — именно этими яркими и запоминающимися образами Иисус во время Своей земной проповеди рассказывал Своим слушателям — и тем самым, всем нам — о Царстве Небесном. В этот день мы читали 13 главу Евангелия от Матфея.

Так что же такое Царство? Притчи Иисуса, приведенные в этом евангельском отрывке, — не столько о том, что такое Царство, сколько об атрибутах Царства, о том, какое оно.

Андрей Черняк обратил внимание слушателей на то, что для людей характерно ожидание Царства Божия в том смысле, что оно настанет, когда придет Мессия, и мы все в Его Царстве окажемся. То же ощущение проступало и в наших рисунках первого дня, и это нас роднило со слушателями Иисуса. Спаситель же через Свои притчи пытается донести до нас совсем другое понимание Царства: Богом на нас возложена ответственность за созидание Царства — еще здесь, в нашей земной жизни. Царство Божие начинается не с прихода Мессии, а гораздо раньше, и оно связано с нашим восприятием — на эти размышления наводят образы из притчи о сеятеле (Мф 13:3–23), где разная «почва» — это разное восприятие евангельской вести людьми.

Есть время осуществления Царства Божия до полноты, и есть процесс, в ходе которого это происходит (притча о плевелах — Мф 13:24–30). Здесь можно провести параллель с рассказом о сотворении мира в первой главе Книги Бытия, где после каждого дня творения говорится: «И увидел Бог, что это хорошо». На протяжении человеческой истории у людей эти Божии слова вызывали недоумение: как же «хорошо весьма» (Быт 1:31), если в окружающем мире столько ужаса? Это неудивительно, поскольку люди находятся внутри процесса и видят промежуточный результат, а Бог смотрит на сотворенный Им мир из конца времен, видя его таким, каким Он его задумал.

О росте Царства Божия говорит притча про горчичное зерно (Мф 13:31–32). Растение остается той же горчицей, превращаясь из семечка в дерево, растет непрерывно, при этом оставаясь самим собой.

Притча о закваске (Мф 13:33) говорит о том, что все, что вокруг растущего Царства, — меняется.

Идет процесс — идет время — идет становление, в котором есть нечто неизменноепреображающее все вокруг.

В притчах о сокровище на поле (Мф 13:44) и о жемчужине (Мф 13:45–46) речь идет о том, что Царство — это величайшая ценность, и никакого богатства, чтобы это сокровище приобрести, ни у какого человека нет и быть не может. Однако это сокровище зарыто на поле, которое, в отличие от самогó сокровища, купить можно. Если Царство — это нематериальный объект, то поле — материальный. В таком случае поле можно сравнить с определенным способом жизни в материальном мире, который связан с Царством Божиим. Тогда все, что в материальном мире этим «полем» не является, надо отбросить, отдать, чтобы этот способ жизни принять. То есть опять речь идет о том, что не стоит безучастно ожидать наступления Царства Божия, но Господь призывает нас к совместной работе с Ним, к тому, чтобы менялись мы сами и наша жизнь.

Если размышлять над притчей о купце, то, продолжая этот образ, можно предположить, что человек, который не является ценителем жемчужин, просто пройдет мимо той особенной жемчужины, о которой речь идет в притче. Тот, кто понимает толк в жемчужинах, увидев ее, будет искать способ ее приобрести. Поэтому Царство Божие — это еще и наше отношение к тому, что нам предлагает Бог, — к заповедям, к приходу Мессии, к Благой Вести.

Притча о рыбах (Мф 13:47–50) похожа на притчу о плевелах, которая дана Матфеем после притчи о сеятеле, а притча о рыбах — после притч о росте, о восприятии Царства. Судить о том, кто Царству принадлежит, а кто нет, кто в каком состоянии находится, нам не дано. Решение принимает Тот, Кто принимает решения, т. е. Бог. Нам же до того момента Он предлагает жить в соответствии с Царством Божиим здесь и сейчас.

 

***

На следующий день участникам лагеря предлагалось поразмышлять о том, что же такое жизнь в Царстве. Учитывая выводы предыдущего дня — Царство Божие совершается не без нашего участия, на нас Богом возложена ответственность за осуществление Его замысла об этом мире — было предложено посмотреть, как устроена жизнь в Царстве. Что Сам Господь говорит об этом? Мы читали Мф 5–7, Нагорную проповедь, размышляя над непростым вопросом: действительно ли мы хотим жить именно так? Привлекателен ли для нас такой способ жизни? (Понятно, что по человеческому разумению и одними человеческими силами он неосуществим.) Или же что-то в нас сопротивляется самой идее такой жизни, которую предлагает Господь: прощать врагов, не заботиться о завтрашнем дне, хранить верность всю жизнь одному супругу?

Нелегко заглянуть в свое сердце и обнаружить несогласие с Божиим замыслом. Но если это несогласие есть — не означает ли это, что что-то еще не решено на более ранних этапах пути? И нужно вернуться к проживанию заново тех простых истин, что Бог — есть, что Он — благ…

 

***

И вот настала середина нашего недельного пути. Этот день проживается необычно — с утра все участники лагеря отправляются в небольшое паломничество — до храма в Радонеже, и там же, неподалеку от храма, на живописной полянке на берегу маленькой речки, проходит очередная библейская встреча. Тема этого дня: «Царство Божие усилием берется» (Мф 11:12, 25–30).

В этом отрывке было отмечено несколько основных мыслей. «…И употребляющие усилие восхищают его». Чтобы понять смысл слова «восхищение», пришлось вспомнить об ап. Павле, который был «восхищен до третьего неба». В этом слове важна приставка: «вос-», т. е. когда в данном случае Царство принимается и возвышается. Царство приходит незаметным образом, как маленькое зерно. Человек предпринимает усилие — Царство принимается и восхищается. Совершенно справедливо усилие было сопоставлено с покаянием. Христос за нас может сделать многое, но Он не может за нас покаяться, поскольку Он безгрешен, Он никогда не был «повернут» в противоположную сторону от Отца и потому не может совершить это движение возвращения. Дух Святой может побуждать нас к покаянию, но не может совершить покаяние в нас. Усилие покаяния все-таки исходит от нас. А что же было до дней Иоанна Крестителя? Тема покаяния звучала и раньше, пророки призывали к покаянию, но Царство явлено не было.

«…открыл то младенцам». Эти слова сопоставляются с другими: «если не будете, как дети, не войдете в Царство». Чем же отличаются дети? Первое, что приходит на ум, — конечно же, детская доверчивость. Но не только. Можно отметить еще две причины, по которым ребенок может быть ближе к Царству, чем мы.

Первое. Иисус говорит: «Царство Божие внутрь вас есть». Именно есть, а не будет. Мы, взрослые, нередко живем в прошлом или в будущем, а от настоящего хотели бы убежать. А дети живут в настоящем. И Христос — Он здесь и сейчас (см. Нагорную проповедь, призыв Спасителя «не заботьтесь…» — Мф 6:25–31).

Второе. При взгляде на нынешних детей может возникнуть недоумение: неужели, чтобы войти в Царство Божие, надо быть вот таким? Ребенком, порой капризным и избалованным? Но то дитя, которое поставил перед учениками Иисус, было воспитано в традициях Ветхого Завета. Сегодня ребенок очень быстро начинает осознавать себя центром вселенной, а родители-бабушки-дедушки этому нередко потакают. Такой ребенок, действительно, весьма далек от Царства Божия, он скорее близок к царству собственному. Иисус же приводит в пример ребенка, который еще не значителен, он только готовится стать взрослым и значимым! Да, это составляет парадокс с предыдущей мыслью — о том, что ребенок живет здесь и сейчас,  — но, тем не менее, он осознает свою не-значительность, и этому мы можем учиться у детей.

«…ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко». Иго — это, в первую очередь, рабство, и это было очевидно для слушателей Иисуса. Господь призывает нас поменять рабство наше на рабство Его. Рабство наше — это рабство греху, рабство ограниченному количеству недоброжелательных людей. А Его рабство — это рабство Отцу, и только Ему, — то есть свобода!

Бремя. Мы нередко думаем, что Его бремя — это тяжесть, Крест. Но Крест — это не Его бремя, это наше бремя, которое Он берет на Себя и несет на Голгофу. Он предлагает, чтобы мы взяли Его бремя — бремя послушания Отцу, бремя ответственности за этот мир. Это иное бремя, оно не связано со смертельной тяжестью греха. Бог дает нам возможность в Крещении пройти через смерть и жить в Воскресении.

Во время вечерней встречи того же дня речь шла о святых — о тех людях, о которых можно с полным правом сказать, что слова «Царство Божие усилием берется» (если делать ударение на последнем слове) в их жизни осуществились.

***

Пятница. Этот день в церковной традиции посвящен воспоминанию о распятии Иисуса, и потому в центре наших размышлений сегодня — тема Креста.

Верующими людьми нередко их страдания или какие-то тяжелые ситуации воспринимаются как их крест. Действительно, в наших страданиях, если мы их принимаем без ропота, мы можем быть рядом со Христом — потому что Он вошел в страдания всех людей через свои Крестные муки. И об опыте этой особой близости Божией именно в страданиях есть множество свидетельств. Но здесь стоит сделать одно уточнение: дело не в том, чтобы наши неприятности возводить до уровня Креста, а в том, чтобы в свете Креста рассматривать наши неприятности. В свете Креста, на который мы согласны, мы только и можем пережить эти неприятности.

А что есть Крест Христов? Иисус идет на Крест, принимая смерть как искупление наших грехов. Грех — это наше противопоставление себя Богу. Можно говорить о нашей общей и о личной вине перед Богом. Вина всегда оказывается преградой для общения — как между самими людьми, так и между людьми и Богом. Вина должна быть искуплена. В рамках каких-то моделей вина может быть оплачена деньгами (если, скажем, речь идет о нарушении правил: нарушил правила — заплати штраф). Но здесь все серьезнее. Нужно, чтобы было что-то сделано, чтобы вина могла уйти. Нужно, чтобы Бог нас простил. Для этого нужно, чтобы мы принесли, «подставили» ему нашу вину под прощение, чтобы Он ее убрал. Иначе Его прощение может оказаться неким насилием по отношению к нам. За всех нас это движение, чтобы совершилось прощение (а грех отделяет нас от жизни, за ним стоит смерть), делает Христос, идя на смерть. Через Его крест мы примирены с Богом. Крест связан с темой примирения, прощения, которое Господь нам хочет дать, чтобы дальше мы могли жить без груза наших грехов. Крест — это свобода, которую нам приносит Бог. Но Его прощение связано с тем, готовы ли мы прощать тех, кто виноват перед нами.

А согласиться простить того, кто так или иначе причинил боль, порой невероятно трудно. Хочется закрыться, защититься тяжеленными «доспехами» недоверия, ненависти, а в общем — страха. И только с Божьей помощью удается преодолеть этот свой страх, открыть свое сердце и принять Его мир, дающий силы прощать людей.

О. Тимофей Золотуский, наш друг, православный священник, который служит в русском приходе в Исландии, приехал в Москву и заехал к нам в лагерь на пару дней. Он также поделился своими размышлениями. Он задал всем собравшимся вопрос: Крест — это символ жизни или символ смерти? Оказывается, что нередко Крест воспринимается людьми именно как символ смерти. Тому примером служат рекламные плакаты, распространенные в Исландии, призывающие не ездить слишком быстро. На них изображен крест как символ смерти: будешь превышать скорость — попадешь в ДТП и погибнешь. Чтобы преодолеть этот стереотип, можно говорить с людьми о том, что крест мы носим на себе, на теле, его поднимают повыше, размещая на храмах, — значит, это символ победы над смертью. Еще: Крест — это икона. Это мост, соединяющий с вечностью, окно в вечность — возможность быть соучастниками события, которое во времени было давно, а в вечности существует.

Этот день завершился проникновенной молитвой у Креста, сопровождаемой песнопениями общины Тэзе, размышлениями в тишине. В ходе молитвы можно было обратиться к Богу или к какому-либо человеку со словами примирения.

 

***

Субботний день начался с чтения отрывка из Евангелия от Матфея, где Царство Небесное сравнивается с брачным пиром, который царь устроил для своего сына (22:2–14). Участники лагеря размышляли о том, что мы можем принести Царю, что может быть нашей «брачной одеждой». Эта тема получила развитие в вечернем празднике — и, собственно, тема этого дня была «Дети Царя». Все участники и гости лагеря в привезенных с собой нарядных белых одеждах собрались в празднично украшенном зале, и  то, что здесь происходило — и праздничная трапеза, и разнообразные подарки друг другу — песни и музыка, открытки со словами благодарности, — можно назвать нашим общим подарком и приношением Богу. Особенно красивым был момент, когда участники творческой мастерской внесли в зал копию картины Шагала «Белое распятие», которую они создавали вдесятером в течение недели — каждый рисовал свой маленький кусочек. Это действие как-то по особому выражало наше совместное делание перед Лицом Божиим, и стало образным воплощением идеи молодежного лагеря.

 

***

Неделя завершилась воскресной литургией в храме преп. Сергия Радонежского. Замечательно, что  именно Трапеза Господня стала завершением лагеря и выражением нашей благодарности Богу за эти дни, за этот пройденный путь.

Фотографии Светланы Журавлевой и Юлии Подколзиной

 

[1]   См. № 3/2009, материал А. Черняка «Свобода славы детей Божьих», в котором подробно, день за днем, раскрывается программа молодежного христианского лагеря 2009 г., построенная по Рим 8:19–21.

[2] См. Быт 9:12–16.

 

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master