год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Жизнь Церкви сегодня


Молитва бедного

 

II международная конференция «Церковь и бедные. Православные и католики в служении милосердия» открылась 5 декабря в храме Христа Спасителя в Москве.

О. Марко Ньяви

Бог «не уважит лица пред бедным и молитву обиженного услышит. Он не презрит моления сироты, ни вдовы, когда она будет изливать прошение свое» (Сирах 35:13–14)… «Молитва смиренного проникнет сквозь облака, и он не утешится, доколе она не приблизится к Богу, и не отступит, доколе Всевышний не призрит и не рассудит справедливо и не произнесет решения» (17–18). Отталкиваясь от этого глубокого библейского отрывка, я хотел бы вникнуть в значение, истину и силу молитвы бедного и бедных. Главная предпосылка в том, что молитва эта найдет надежный причал, взаимность у Бога, и прошение бедных, вместе с прошениями смиренных и праведных, «проникает сквозь облака», то есть переходит границы нашего временного мира и проникает в сердце Господа. Из этого исходит потрясающий ответ — знамения, воплощающиеся среди народа: исцеление больных, изгнание бесов, освобождение заточенных, прозрение слепых — и все это обобщено в возвещении Благой Вести бедным. Эти мессианские знамения открывают к видению Царства Божьего. Сами бедные становятся первыми его свидетелями, именно благодаря, а не вопреки своей хрупкости, вызывающей любовь и поддержку. Их моление соединяется с эсхатологической надеждой и преображением истории, потому что просит победы над грехом и смертью, которая поражает их тело, их существование, и проявляется, прежде всего, в разрыве общности, отделении, одиночестве как во времена Господа, так и по сей день.

 

Бог во Христе отождествляет Себя с бедным

Друзья Общины св. Эгидия в Москве празднуют день рождения бабушки Вали

Бог слышит молитву бедных, потому что таинственным образом идентифицирует Себя с ними через Сына. Есть таинственное единство Христа и бедного. Об этом свидетельствует гимн в Послании к Филиппийцам: «[Иисус Христос], будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп 2:6–8). Проповеди св. Иоанна Златоуста в Антиохии и Константинополе раскрывают самую глубокую сущность тех, кто облачен в одежды нищих и наполняет город. Для Златоуста сами ptochoî, нищие, предлагают ту возможность спасения, которую Сам Христос явил на Кресте. В своей 15-ой беседе на Послание к Римлянам он утверждает: «Христос не ограничился только смертью и крестом, но благоизволил [в дни наши] сделаться нищим, странником, бесприютным, нагим, быть заключенным в темницу, терпеть болезни, чтобы хотя этим привлечь тебя к Себе, говоря: "Если ты не воздаешь Мне за то, что Я страдал за тебя, то сжалься надо Мною ради нищеты [в этих бедных]. Если не хочешь сжалиться над нищетою, тронься Моею болезнью, умилосердись ради уз (…) Я жаждал, вися на кресте, жажду [и сегодня] в лице нищих, только бы тем или другим привлечь тебя к Себе и для твоего же спасения сделать тебя человеколюбивым"»[1]

И если крест остается сокрытым для культуры нашего времени, разорванной между разочарованным исступлением всемогущества и бессилием, то Отцы Церкви показывают нам всю его спасительную силу. Св. Григорий Нисский тоже предостерегает: «Не презирай лежащих как ничего не стоящих. Подумай, кто они, и найдешь их цену. Они носят на себе образ Спасителя нашего. Ибо Человеколюбец дал им собственный образ, чтобы им устыдить несострадательных и нищененавистников»[2]

 

Бедный несет спасение. Его молитва у врат церквей

Бедный, взывающий к Богу о милосердии, ищет во взгляде брата отображение божественного ответа. В этом свете даже настойчивость или повторяемость молитвы, если мы не раздражаемся, могут побуждать нас к состраданию и в то же время возжигать ту веру, что вдохновляла псалмопевцев перед лицом опасностей и нужды. Молитва бедного является прошением об общности перед одиночеством креста. Его присутствие среди нас подобно присутствию самого Христа. Это объясняет св. Иоанн Златоуст: «В церквах и при гробницах мученических для того сидят в преддверии нищие, чтобы мы, глядя на них, получали великую пользу. Именно, подумай, что мы, когда входим в земные царские чертоги, не можем видеть ничего подобного, — отовсюду выходят тебе навстречу мужи важные, знаменитые, богатые и разумные; а в чертогах поистине царских, то есть, в церкви и молитвенных домах, устроенных над гробами мучеников — бесноватые, убогие, нищие, старые, слепые и увечные. Для чего же это? Для того, чтобы ты, глядя на них, научался (…). Впрочем не для того только они садятся здесь, но и для того, чтобы ты становился милосерднее и преклонялся на милость»[3].

Но именно это утверждение ставит перед каждым из нас и в целом перед нашими Церквями проблему удаления бедных из контекста больших мегаполисов и тем более из литургического строя наших общин. Их отсутствие, оправданное и благословленное светской культурой, склонной к угашению молитвы бедных и к приписыванию им виновности в своем положении, нарушает целостность той общности, какую желал и хотел Бог. Мы потеряем «педагогов во Христе», тогда как Он посылает их нам для нашего спасения. Как позволить Богу найти нас, когда Он ищет нас под одеяниями нищего, и найти прежде всего у алтаря? Как стать с ним, с нищим, видимой Церковью, предварением Царствия среди анонимной толпы наших городов? Как назвать всех по имени и собраться в единую семью, начав с евхаристической трапезы, с молитвы Церкви, и происходящей от нее любви? 

 

Бедные в богослужебном строе

Панихида по бездомным. Москва, 3 марта 2013 г.

Иоанн Златоуст настаивает: «И что удивительного в том, что Бог не почитает нищих недостойными сидеть в Своих преддвериях?  Он  не  считает их недостойными того, чтобы они были призваны к Его духовной трапезе и соделались причастниками вечери Его; напротив хромой и увечный, одетый в рубище, грязный и неопрятный старик, вместе с красивым юношею, даже с облеченным  в  багряницу и имеющим на главе своей диадему, приступает приобщиться к трапезе и удостаивается духовной вечери, — те и другие сподобляются одного и того же, и нет никакого различия»[4].

По этому поводу я как настоятель собора св. Марии в Трастевере, самой древней римской церкви, посвященной Богородице, хотел бы поделиться с вами тем, что происходит в этом соборе уже тридцать лет. Это наследие, за которое я не перестаю благодарить, — панихида в память одной женщины по имени Модеста. Модеста была бездомной, которая трагически умерла в 1982 г.: ей неожиданно стало плохо, несколько молодых людей помогали ей, но скорая помощь отказалась взять ее, потому что она была грязной и имела вшей. В первую годовщину столь несправедливой смерти собор наполнился страдающей толпой людей, вынужденных жить на улице, обедневших и ищущих дружбы. Как Богородица, под покровом своим Церковь стала им прибежищем и вступилась за них. Во многих приходах и церквях в других городах Италии и Европы, где есть Община св. Эгидия, вспоминают эту дату, помещая бедных и богатых друг рядом с другом, затрагивая сердца одних и других. Это как бы красноречивое и сияющее объяснение Евангелия о бедном Лазаре, который был признан сыном Авраамовым и благословлен особой любовью после многих страданий. Литургия реально преображает нашу жизнь и жизнь наших городов. Сколько воплощенной любви может просачиваться через молитву и изливаться в мир, исходя из литургии, если в сердце ее стоят бедные?

В истории Церкви бесчисленные примеры, может быть, неявные, неизвестные, но полные значения, возвращают достоинство и литургическую центральность бедным. Мэр Флоренции Джорджо Ла Пира, христианин с пророческим и вселенским видением, в 1958–1963 гг. в маленькой церквушке Бадиа Флорентийская участвовал в так называемых литургиях «бедных», потому что посещали их почти исключительно бедные, и после Божественной литургии останавливался поговорить с ними и доверял их молитве судьбы человечества, своего города и своей страны, а также Европы, преследуемых христиан за железным занавесом… Этим переплетением неустанной молитвы и неустанной заботы о судьбах человека отличается вся своеобразная история этого общественного деятеля. В записи его беседы от 14 сентября 1958 г., приводится просьба, обращенная к бедным этого района: «прочитать "Богородице Дево", чтобы эти мусульмане уверовали в Пречистую Деву и обратились в христианство. Потом еще "Богородице Дево", потому что завтра встречаются Аденауэр и Де Голль», и еще о конгрессе, посвященном Средиземноморью, который на следующий день открывался во Флоренции, с участием представителей трех монотеистических религий… Это доверие к молитве смиренных поддерживала уверенность: «Нужно немножко тишины, и молитесь, и чего ни попросите у Бога, Он даст вам. Потому что если бы эти идиоты министры только знали силу молитвы, они целый день бы молились (…). С водой расцветает земля, с молитвой расцветает душа, поэтому, прошу вас, не пропускайте молитвы»[5]

 

Молитва бедного о друге. Бедные, заступники наши

Панихида по бездомным. Рим

Молитва бедного вызывает к жизни дружбу брата. Нередко молодых людей, которые начали жить бескорыстной любовью к нищим, в свою очередь «усыновляют» бедные. Парадоксальным образом эти люди, раненые жизнью, начинают верно вспоминать имя, положение того или иного молодого человека или девушки, которые согласились провести вечер с ними или приносить горячую еду на вокзал зимой. Молодой человек становится предметом заботы и любви, часто верной молитвы, со стороны тех, у кого ничего нет. Евангелие делает эту дружбу сокровищем, которое обогащает и преображает обоих. Евангелие превращает всякую встречу, на первый взгляд эпизодическую, в обещание верности. Св. Климент Александрийский понял это, когда сказал: «Господь не говорит: дай или предложи, или благотвори, или помоги; нет. Он говорит: приобрети друга. Но друга себе приобрести можно не единовременной щедростью, а долговременным общением. Потому и спасется не вера, не любовь, не терпение единого дня, нет; но претерпевший до конца» (Мф 10:22)[6].  Ему вторит св. Киприан Карфагенский: «Когда молитвы бедных несут Богу хвалы и благодарность за наши милосердные дела, Бог увеличивает воздаянием своим богатство тех, кто сотворил милостыню»[7].

А потому бедные — молитвенные заступники наши. Прав был св. Григорий Двоеслов, когда в тяжелое время разрушения римской империи под натиском варваров напоминал: «Мы ежедневно находим Лазаря, если ищем его; ежедневно видим Лазаря, хотя бы и не искали его. Вот благовременно представляются нам бедные; просят нас те, которые тогда явятся заступниками за нас в последний день... Итак, не теряйте времени милосердия, умейте пользоваться средствами, которые у вас под руками».

Анавим. Инвалиды с умственными проблемами как современные исихасты

Среди заступников этих некоторые сияют красотой, хотя и тело их не соответствует внешним и грустным критериям нашего медийного и глобализированного общества. Это инвалиды, особенно с умственными проблемами, когда они любимы и им помогают понять красоту христианской жизни и Евангелия. Я могу сказать, как и многие из нас, что в лицах и в жизни их мы уловили свет, отсылающий к удивлению Мотовилова в беседе со св. Серафимом Саровским. Св. Климент Александрийский, замечая неловкость своих слушателей, писал: «Не суди (…) Открой сердце твое для всех, кто примкнул к числу учеников Божиих, не отвращая презрительно взоров твоих от тел их, ни к старости их не относясь немилосердно. Если и очень беден кто-либо из них или уродлив, или болен, не питай в твоей душе досады и не отворачивайся от него. Все это представляет собой лишь со вне на нас наброшенное одеяние; (…) но внутри же сокровенно живут Отец и Его Сын, за нас умерший и за нас воскресший»[8].

Да, внутренний мир, когда он питается верой, делает людей мощными свидетелями Христа Воскресшего. Эти друзья, лишенные роскоши растрачивать слова и их смысл, которые должны сосредоточить надежду и борьбу на немногих жестах и простых решениях, научились полностью доверяться Господу в общине братьев, которая с ними читает Евангелие, любит бедных, совершает богослужение. И если филокалия (добротолюбие) остается далекой от знаний и чувств многих в нашем мире, если семьи далеки от Воскресения, то инвалиды, несомненно бедные, обретают неожиданную привлекающую силу, которая многих приводит через них ко встрече с Евангелием.

Читаем в «Откровенных рассказах странника»: «Непрестанная внутренняя Иисусова молитва есть беспрерывное, никогда не престающее призывание Божественного имени Иисуса Христа устами, умом и сердцем, при воображении всегдашнего Его присутствия, и прошении Его помилования, при всех занятиях, на всяком месте, во всяком времени, даже и во сне. Она выражается в таковых словах: Господи, Иисусе Христе, помилуй меня!»[9].

Как бывает с больными, описанными в Евангелии от Марка, эти друзья живут повторением имени Иисусова как молитвы, веря в его силу. Литургические жесты: крестное знамение, целование иконы Спасителя после богослужения Страстной Пятницы, несдерживаемая радость Пасхи, — все это глубоко влияет на их человечность. У них есть чувство молитвы. Они «представляют» присутствие и молятся милосердию Его во всех своих занятиях. В них скрыта великая мудрость — для нас, кому трудно различить добро и зло, под покровом их «странности». Они выражают самую суть и обретают единое на потребу в любви к Господу, расширяющей не только двери сердца, но и культуру, и это становится герменевтическим ключом к пониманию сложного мира. С благодарностью за полученную любовь, хрупкие и подверженные злу, они, однако, заразительны в радости. Я мог бы сказать, что есть некоторые академики, агностики по своим убеждениям, которые, вступив с ними в контакт через школы живописи, начали неслыханные пути веры. Молитва их прочна, более, чем наша. Но они должны почувствовать в любящей их общине особую любовь к ним Бога. В двух книгах собран опыт катехизации их в Общине св. Эгидия. Уже названия весьма знаменательны: «Иисус мой друг. Евангельский путь инвалидов с умственными проблемами», и «Евангелие для всех. Инвалиды с умственными проблемами и Воскресение в церковной общине». В автобиографической форме одна из них, Адриана, пишет: «Молитва стала первым, что мы можем делать. И самым важным (...). Нам никогда нельзя уставать молиться. И это мы можем делать все». И кардинал Равази в предисловии к одной из них замечает: «На языке Отцов Церкви и в богословии молитва — первое дело. Поразительно такое созвучие, подтверждающее этот путь».

 

Молитва стариков

Летний отдых вместе с одинокими стариками. Окрестности Рима, июль 1998 г.

И, наконец, несколько слов о молитве стариков. О ней говорит нам двадцатилетняя девушка, ставшая подругой 93-летней женщины: «Я пошла навестить Маргериту, у нее прекрасные голубые глаза и длинные вьющиеся волосы. Она уже много лет из-за перелома шейки бедра прикована к постели. Она действительно женщина из прошлого: однажды она спросила меня, не на карете ли я приехала, а в другой раз — не из тех ли я благородных "дам красного креста" на "службе королевы". Однако Маргарита не живет вне мира, она читает газету, слушает новости по радио: "Я сегодня занята, — сказала она мне, — у меня мало времени. Мне нужно много молиться, в мире слишком много проблем. По счастью, ночью я сплю мало и не теряю времени и молюсь"».

Бенедикт XVI в ходе визита в один из наших домов семейного типа для пожилых людей так обратился к старикам: «Никогда не отчаивайтесь: вы богатство для общества, даже в болезни и страдании. И этот этап жизни дарован также для того, чтобы углубить свои отношения с Богом. Пример блаженного Иоанна Павла ІІ освещал и продолжает освещать всех. Не забывайте, что среди ценных ресурсов, имеющихся у вас, — основой является молитва: станьте заступниками у Бога, молясь с верой и постоянством. Молитесь о Церкви, и обо мне, о нуждах мира, о бедных, чтобы в мире не было больше насилия. Молитва старика может защитить мир, помочь сильнее, чем суета многих. Хотел бы сегодня доверить вашей молитве благосостояние Церкви и мир в мире. Папа вас любит и рассчитывает на всех вас! Почувствуйте любовь Бога, и вы сможете принести в наше общество, часто такое разделенное и стремящееся к эффективности, луч любви Божьей»[10]

И заканчиваю: наше время полно теней, я убежден, что луч солнца придет от самых бедных и что их молитва действительно хранит и защищает все человечество. И тогда, как гласила древнейшая надпись внутри римской церкви св. Сабины, Pauperibus locuples, sibi pauper[11], будем с меньшими братьями Господа — богатыми для других, бедными для себя. Аминь.

 

Источник: Портал «Богослов.Ru»

 

[1] Св. Иоанн Златоуст, Беседа 15 на Послание к Римлянам LX, 547.

[2] Св. Григорий Нисский, О нищелюбии и благотворительности, PG 46, 460

[2] Св. Иоанн Златоуст, Толкование на 1-е Послание к Фессалоникийцам. Беседа 11.

[4] Св. Иоанн Златоуст, Толкование на 1-е Послание к Фессалоникийцам. Беседа 11.

[5] La Pira, I colloqui della Badia, 1989, pp. 27–28.

[6] Св. Климент Александрийский, Кто из богатых спасется?, PG IX, 639.

[7] Св. Киприан, De opere et eleemosynis.

[8] Св. Климент Александрийский, Кто из богатых спасется? PG IX, 639.

[9] Откровенные рассказы странника духовному своему отцу. Минск: Унiверсiтэцкае, 1995. С. 11

[10] Визит папы Бенедикта XVI в дом семейного типа «Да здравствуют старики» Общины св. Эгидия, Рим 12 ноября 2012 г.

[11] Мозаичные надписи внутри центрального портала собора св. Сабины в Риме, воздвигнутого в первой половине V в.

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master