год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

День памяти о. Александра Меня


О. Александр Мень о ценности личности

 

Выступление на VIII Меневских чтениях. Сергиев Посад, 9 сентября 2013 г.

 

Прот. Александр Борисов,
настоятель храма
свв. бесср. Космы и Дамиана в Шубине
(Москва)

 

Протоиерей Александр Мень был не только замечательным пастырем, но и замечательным богословом.

Если говорить о философских и богословских взглядах о. Александра Меня, то он, конечно, принадлежал к христианским персоналистам.

Персонализм (от лат. persona — личность) — направление в философии, признающее личность первичной творческой реальностью и высшей духовной ценностью, а весь мир — проявлением творческой активности верховной личности — Бога.

В персонализме можно выделить как яркое течение диалогический персонализм, представителями которого являются М. Бубер, наш замечательный философ и публицист Н. А. Бердяев. К нему может принадлежать и о. Александр Мень. Социальная сторона личности, а именно диалог, заявляется в диалогическом персонализме основанием формирования личности. Диалогический персонализм, оперируя категориями Я, ТЫ, МЫ, ставит проблему познания в тесную связь с проблемой творчества.

Ценность человеческой личности — одна из центральных тем проповедей, лекций и книг о. Александра Меня. Он часто напоминал об известных словах «Познай самого себя», которые были написаны на храме Аполлона в Дельфах. Это примерно VI–VII вв. до Р. Х. Эту фразу древний философ Сократ (IV в. до Р. Х.) заложил в основу своего трактата о познании. Учение Сократа знаменует поворот в философии — от рассмотрения природы и мира к рассмотрению человека. Эти две темы — мир и человек — навсегда после Сократа остались главными для искусства, науки и философии.

Конечно, за много веков до Сократа тема мира и человека так или иначе присутствовала во всех мировых религиях. Самое возвышенное представление о человеке мы находим в Св. Писании Ветхого и Нового Заветов. С первых глав книги Бытия о человеке говорится как о единственном творении, которое имеет в себе образ и подобие Самого Творца. «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему [и] по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, [и над зверями,] и над скотом, и над всею землею, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле. И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их» (Быт 1:26–27).

 

Хотелось бы напомнить о взглядах на проблему личности замечательного русского философа Н. А. Бердяева, которого о. Александр очень любил, и есть прекрасные лекции, есть аудиозаписи о. Александра об этом русском философе и богослове. Бердяев пишет о личности так:

«Учение о человеке есть, прежде всего, учение о личности. <...> И вот основной вопрос — как понять отношение между личностью и индивидуумом, между персонализмом и индивидуализмом? Индивидуум есть категория натуралистически-биологическая. Личность же есть категория религиозно-духовная. <...> Индивидуум есть часть вида, он <...> порожден биологическим родовым процессом. Индивидуум рождается и умирает. Личность же не рождается, она творится Богом. Личность есть Божья идея и Божий замысел, возникшие в вечности. Личность для природного индивидуума есть задание. Личность есть категория <...> оценочная. Мы говорим об одном человеке, что у него есть личность, а о другом, что у него нет личности, хотя и тот, и другой являются индивидуумами. <...> Личность есть целостность и единство, обладающие безусловной и вечной ценностью. <...> Личность и есть образ и подобие Божье в человеке, и потому она возвышается над природной жизнью. <...> Личность — духовна и предполагает существование духовного мира. Ценность личности есть высшая иерархическая ценность в мире, ценность духовного порядка. В учении о личности основным является то, что ценность личности предполагает существование сверхличных ценностей. Именно сверхличные ценности и созидают ценность личности. <...> Личность сама есть безусловная и высшая ценность, но она существует лишь при существовании ценностей сверхличных, без которых она перестает существовать».

Это и значит, что существование личности предполагает существование Бога, ценность личности предполагает верховную ценность Бога. Если нет Бога как источника сверхличных ценностей, то нет и ценности личности, есть лишь индивидуум, подчиненный родовой природной жизни. Это очень важно, потому что на протяжении гонений и всего прочего, о чем дальше еще будем говорить, отношение к личности помимо Бога, в отсутствие Бога, есть отношение как к чему-то, как о. Александр Мень сказал, вроде лягушачьей икры или рыбы, идущей на нерест, которую можно уничтожать, не считаясь с каждой отдельной рыбкой.

«Личность есть по преимуществу нравственный принцип, из нее определяется отношение ко всякой ценности. И потому в основе этики лежит идея личности. <...> Личность, по существу, предполагает другого, <...> другую личность. Личность невозможна без любви и жертвы, без выхода к другому, другу, любимому. Закупоренная в себе личность разрушается. <...> Бог же как личность предполагает Свое другое, другую личность, [Он] есть любовь и жертва. Личность Отца предполагает Личность Сына и Св. Духа. Ипостаси Св. Троицы потому и личности, что они предполагают друг друга, взаимную любовь и выход к другому. В другом аспекте личность Бога и личность человека предполагают друг друга. Личность существует как отношение любви и жертвы». И понятно, что в тех философских системах, где нет Бога, отсутствует и человеческая личность, потому что она не имеет своего источника.

«Этика и есть в значительной степени учение о личности. Центр нравственной жизни в личности, а не в общностях. Личность есть ценность, стоящая выше государства, нации, человеческого рода, природы, и она, в сущности, не входит в этот ряд. Единство и ценность личности не существует без духовного начала». Это все цитаты из Бердяева, из его книги «О назначении человека»[1].

 

О. Александр, как и другие христианские богословы-персоналисты, постоянно подчеркивал, что, несмотря на то, что тело человека целиком принадлежит природному миру, в человеке есть нечто такое, что делает его как бы пришельцем из других миров. В нашем теле происходят те же самые биохимические реакции, что и в любом другом живом организме. Генетический код, определяющий не только строение тела, но во многом и способности и характер человека, — тот же самый, что и любой инфузории или вируса. Но одновременно с этим только человек может задумываться о смысле жизни, о своем предназначении, о добре и зле. И от того, как человек решает для себя эти вопросы, зависит не только состояние его внутреннего мира, но и его жизнь, зависит не только его судьба, но и судьбы всего мира.

О. Александр Мень пишет: «Мы каждый день получаем от матери-природы дары, без которых мы не могли бы существовать: пищу, тепло, воздух, воду — все, что нам необходимо. Но у нас есть и другой дар, этот дар самый важный, и безнаказанно пренебрегать этим даром человек не может. Этот дар — духовность. Это дар из особенного, духовного измерения. Откуда оно у нас, это измерение? Каждый из нас, заглянув в глубину своей души, легко его найдет. Это есть нечто неуловимое, но бесконечно нам знакомое. Оно проявляется в совести, в самосознании, в творчестве человека, в его умении отделять добро от зла, в том, что он есть личность.

Страшно, когда человек теряет свою личность, становится совершенно похожим на других, и вместо живых людей мы видим какие-то слепки, повторяющие друг друга. Развитие личности, развитие духовности, развитие человечности — вот залог оздоровления не только нашего общества, но и всего человечества в целом. То есть всех людей: верующих, агностиков, людей, которые считают себя нерелигиозными, атеистов, верующих всех религий. В этом видно стремление о. Александра найти общую платформу между людьми разных взглядов. Потому что мы — люди. Это есть таинство, и никакая наука еще не смогла ответить на вопрос: откуда же этот великий дар. Более того, наука вообще не знает этих вещей, она не знает добра и зла, правды и справедливости. Все научные достижения могут быть равным образом использованы как на добро, так и на зло. Наука не может сделать людей до конца счастливыми. Она может только способствовать благополучному существованию нашего тела». О. Александр часто приводил в доказательство этого тезиса то, что материальные блага не являются тем, что может насытить человека. Пример Швеции — вот страна, которая достигла прекрасного материального существования, страна, в которой все материальные проблемы, казалось бы, решены. Но при этом Швеция занимает первое место по количеству самоубийств, депрессивных заболеваний и т. д. и т. п. Значит, только материальным человек не может удовлетвориться. Необходимо, чтобы было что-то другое. О. Александр говорил, что перестал бы шведов уважать, если бы они были такими довольными буржуа, а не людьми, которые чего-то не находят, что и толкает их на суицид. «Люди не могут стать более гуманными, более человечными, я бы даже сказал, более разумными под действием только техники, науки и изобретений. Нужна великая школа жизни для того, чтобы становиться людьми. Мы это потеряли, но я уверен, что потеряли не безнадежно. Работая с людьми на протяжении десятков лет, — говорит о. Александр Мень, — я всегда убеждался, что, несмотря на полный кризис духовности, все равно есть какое-то богатство в людях, все равно надежда есть, все равно мы выпрямимся».

 

В человеке, в отличие от животных, имеется глубинная нравственная составляющая, которая не меняется с развитием науки и техники. Когда некоторые люди говорят, что те или иные взгляды и нравственные нормы «устарели», то им следует напомнить о клятве Гиппократа, знаменитого греческого врача, жившего в V в. до Р. Х. За прошедшие 2500 лет методы лечения изменились самым радикальным образом, но вот моральные обязательства врача по отношению к больным остались теми же. И, как двадцать пять веков назад, начинающие врачи произносят ту же клятву, что произносили ученики Гиппократа.

 

О. А. Мень: «Состояние бездуховности противоречит особенной человеческой природе. И если мы будем учиться благоговеть перед личностью, уважать личность человека, мы начнем делать первые шаги к совершенно иной, новой жизни. Если этого не понимать, тогда для матери ничего не будет стоить уничтожить зачатого в ней ребенка. Тогда ничего не будет стоить для человека возвести на другого поклеп или подставить его под удар, как бывало в прошлые годы, когда людей считали просто массой, чем-то безликим, вроде лягушачьей икры.

Массы — это страшный термин, так как понятие массы лишает человека самого главного — личности, этого дара Божьего. Массой можно манипулировать как угодно, в ней духовная составляющая человека снижается на несколько порядков. Тело человека нуждается в культивации. Есть такое понятие "культура тела". Дух, который дан нам свыше, ведь тоже требует культивации. Он тоже требует взращивания. Именно это мы и прозевали. Впрочем, это слишком мягко сказано. Это почти было у нас отнято. Оказалось, что и цена жизни — ничтожна. На протяжении двух-трех поколений чего стала стоить жизнь? Можно было истреблять людей, как истребляют рыбу, когда она идет на нерест. Вот результат истребления духовности, непонимания самого главного. Опыт, который накапливался столетиями и служил культивации этого духовного начала, был объявлен ненужным, враждебным государственной идеологии. Если мы и далее будем пренебрегать этим опытом, то процессы, которые уже принесли тяжелые результаты, пойдут по нарастающей. Можно добавить, что сейчас мы, к сожалению, видим все то же самое, что зло воспользовалось свободой в мире гораздо энергичней, чем добро.

Только то, что в человеке нельзя увидеть, измерить, только это и делает его человеком, существом, которое, по слову Вернадского, способно преобразовывать мир, но может и уничтожить его. Только человек способен на это. Поэтому мы несем ответственность за свои поступки. Мы единственные, кто может выбирать. Потому что ни слон, ни осьминог, ни удав, в сущности, не выбирают. Только человек способен подниматься над материальными потребностями, способен отказываться от них. Ради каких-то идей он способен идти на лишения, неудобства, на крайние испытания, даже на смерть. Таким образом, не жизненный инстинкт, а нечто иное присутствует в жизни человека.

То, что человек протестует против зла, что он не может принять существующего в мире зла, «это и есть, — говорит Господь некоему человеку, — тот огонь, который Я в тебя вложил». Когда мы начинаем находить в себе поле битвы, на котором встречаются добро и зло, когда мы начинаем взращивать это добро — тогда-то и начинается работа по взращиванию нашей духовности. Это дело каждого человека, это творчество, порученное каждому из нас. Для того, чтобы заниматься творчеством, необязательно писать книги, картины и высекать скульптуры. Каждый человек творит свою душу. Каждый человек созидает свою личность. Но созидает ее не в пустом пространстве, но в соотношении с другими личностями, с другими «я» и с вечным «Я», Божественным.

В Евангелии сказаны великие слова, и я не перестаю их повторять, говорит о. Александр Мень. Пастух, который заботится о своих овцах, который любит своих овец, когда у него пропала одна овца, оставит 99, чтобы найти ее одну. Такова, согласно Евангелию, великая ценность личности. Здесь, в этом пункте, мы можем быть вместе с людьми разных воззрений — это действительно наше общее поле. Это не праздный вопрос. Мы дошли до такой точки, когда вопрос о реабилитации человека, реабилитации личности стал вопросом жизни и смерти для целых обществ, а, может быть, и для всей земли.

Это, однако, непросто. И мы, христиане, участвуем в этом, хотим участвовать. Не думайте, что мы лучше других. Мы такие же слабые, немощные люди. Но перед нами есть идеал, к которому мы стремимся. И этот идеал может быть понятен всем людям, независимо от того, являются ли они христианами или нет. Этот идеал дан нам в Евангелии. Этот идеал — Христос, Который учил, что если человек будет жить любовью к другим, то тогда человек выполнит волю создавшего его Творца.

Любовь — слово старое, как бы затасканное, но, уверяю вас, у нас нет другого способа, чтобы начать учиться доброжелательности, добру по отношению друг к другу, словом, тому, что называлось раньше любовью, любовью вообще. Каждый человек рождается самолюбивым существом: его поят, кормят, качают, и он думает, что весь мир служит для него. Когда человек вырастает, он начинает жить для других. Вот идеал любви.

Поэтому Христос говорит: отвергнись себя, возьми свой крест и тогда иди за Мной. Это трудное задание. Отвергнуться себя не означает унижать свою душу, делать ее зачеркнутой и ничтожной. Быть отзывчивым человеком означает уйти от эгоизма и эгоцентризма, от замкнутости на себе, в которой ты живешь и задыхаешься. Стань открытым другим, научись чувствовать боль другого, радость другого, живи как можно шире. Мы это называем «отзывчивый человек». Этому надо учиться. Всему надо учиться. Вспомните, ведь нас учили ходить, говорить. Но и любить тоже придется нам учиться, если мы этому еще не научились. Отвергнуться себя — это значит дышать полной грудью, перестать быть рабом собственного «Я». Тогда-то и расцветает душа человека — в отдаче, в служении.

«Возьми свой крест» — это не означает волочить с воловьим терпением какие-то трудности и бедствия. Несение креста означает служение другим людям вплоть до страдания. Как мать, которая с радостью страдает за ребенка, если знает, что ее страдания ему помогают. Вот это и есть крест. И у каждого из нас может быть такой крест. Может быть такое служение людям. И тогда мы будем счастливы. Это прямой путь к счастью, потому что евангельская проповедь и начинается словами «блаженны», т. е. счастливы. Хочешь быть счастливым — учись этим истинам. Не надо думать: «Нас этому не учили когда-то, теперь мы не можем это принять». Этому никогда не поздно учиться, никогда не поздно до последнего дыхания стремиться понять правду. И тогда мы научимся высоко ценить все. Нам будут доставлять радость и люди, которые находятся вокруг нас. Мы не будем смотреть на них с отвращением и с тяготой. Нам будет доставлять радость природа, которую мы будем уважать и любить. Мы иначе будем относиться и к труду, к тому, что мы делаем на свете. Само чувство жизни в нас повысится. А чувство жизни — это радость бытия, это прикосновение к Высшему в человеке, прикосновение, ради которого стоит жить, к которому стоит стремиться. Вот к этой сфере мы можем приложить свои малые усилия для того, чтобы помогать людям».

К сказанному следует добавить, что о. Александр Мень сам был именно таким человеком — человеком радостной веры. Любовь к природе, к животным, к знаниям, культуре, к каждому человеку, с которым он встречался, наполняли его жизнь радостью и смыслом. Он умел терпеливо выслушивать мнения, очень отличавшиеся от его взглядов. При этом всегда искал то общее между ним и собеседником, что делало возможным диалог о самом главном — о жизни и вере.

С первых же лет своего тридцатилетнего служения в сане священника (перед этим он прослужил два с половиной года диаконом) о. Александр никогда не отказывался от приглашения проводить покойника после отпевания на кладбище, а затем участвовать в поминках, хотя чаще всего это были самые простые люди подмосковных районов. Он всегда использовал эти поминальные застолья как прекрасный повод для бесед о вере, тем более, что само событие давало к этому большие возможности.

На своих публичных лекциях, которые стали возможны в последние два года его жизни, о. Александр в целях «ликбеза» всегда предлагал слушателям задавать любые вопросы. Иногда задавались и вопросы, мягко говоря, недоброжелательного характера. О. Александр всегда отвечал на них по существу, спокойно, с достоинством, приводил исторические данные о том времени, к которому относился вопрос, с уважением и без всякой враждебности к спрашивающему.

На протяжении всего нашего с ним знакомства (т. е. начиная с моего детства), каждая встреча с ним была источником радости, душевного подъема, желания стать лучше, делать больше, не унывать и т. д. В связи с о. Александром мне всегда вспоминаются слова (автора которых не помню), что немало великих людей, рядом с которыми чувствуешь себя ничтожным, но по-настоящему велик тот, рядом с кем и сам чувствуешь себя великим.

 

 

Фотографии Анны Гальпериной и Светланы Журавлевой

 

[1] Н. А. Бердяев. О назначении человека. М.: Республика, 1993. С. 62–64.

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master