год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

День памяти о. Александра Меня


Записка

 

Владимир Сидоров

Однажды, перебирая бумаги, я случайно обнаружил небольшой листок, свернутый пополам. Развернув его, я увидел, что это была записка о. Александра Меня. Для меня это было неожиданностью: ведь прошло много лет, и я совершенно забыл о ее существовании. Обретенный заново, этот клочок бумаги воскресил в моей памяти событие давно минувших дней.

В конце семидесятых годов в нашей семье родился сын, и мы с женой решили на лето выехать за город, в Новую Деревню, чтобы быть ближе к храму, батюшке и тишине загородной жизни. А также для того, чтобы включиться в до этого неведомую, новую атмосферу: поближе познакомиться с людьми, с которыми в Москве было бы невозможно встретиться, для более частого посещения храма, вхождения в церковную жизнь.

В один из воскресных солнечных дней, после литургии, оказавшись во дворе храма среди таких же, как я, прихожан, давно знакомых друг с другом и чувствовавших себя как одна семья, мы радостно приветствовали друг друга, обмениваясь последними новостями. В это время батюшка, пробираясь между нами, продолжал служить, отдавая все свое время и самого себя людям: исполняя требы, разговаривая с теми, с кем была назначена встреча, стараясь кого-то с кем-то соединить или же решить неожиданно возникшие дела. Не имея времени передохнуть, он забегал на минутку в приходской домик, чтобы перевести дыхание и отпить глоток чая из большой чашки (батюшка любил большие чайные чашки).

И каждый раз, когда он появлялся в домике, Мария Витальевна[1] сокрушенно вздыхала, понимая безнадежность своих уговоров присесть хоть на минутку и перекусить, на что о. Александр вежливо, с улыбкой отговаривался.

Глядя на батюшку, я всегда удивлялся его умению плотно сжимать время, ценя каждую минуту, и особому дару любви к окружавшим его людям.

Батюшка придавал большое значение вещам, казалось бы, малозначительным. В событиях моей жизни он принимал живое участие: искренне переживал из-за каждого моего неверного поступка и от души радовался даже незначительным моим успехам.

По обыкновению своему, а отчасти пользуясь дружбой Марии Витальевны, давнего друга семьи батюшки, я иногда заходил к нему в домик по неотложному делу, а бывало, и просто, по случаю, выпить чашку чая. У плиты стояла Мария Витальевна и разогревала обед, привезенный из Москвы для

о. Александра, при всем том, что, как она говорила, ей совсем не нравилось готовить. И когда кто-нибудь приходил не вовремя, она по-стариковски ворчала, но это было не по-настоящему, а так, для порядка. При этом ее лицо выражало доброжелательность, а глаза озорно, по-детски смеялись. Она прилашала на чашку чая. «Но к чаю ничего нет: на вас не напасешься!» — говорила она, но всегда все-таки находился какой-нибудь бутерброд.

В один из таких воскресных дней подошел ко мне о. Александр с предложением сделать полку для часов в его кабинет, и при этом он скромно протянул листок бумаги. Это была свернутая пополам перфокарта, на которой батюшка изобразил эскиз и размеры полки, и к тому же он добавил, что непременно заплатит за работу.

Так получилось, что мы задолжали хозяевам, у которых снимали дачу, и думали с женой о том, у кого бы занять деньги, но это обсуждалось внутри семьи, и никто об этом не знал. И когда через некоторое время я принес готовую полку, батюшка поблагодарил меня и протянул деньги. Я начал отказываться, сказав, что это подарок от нашей семьи, на что он серьезно ответил: «Возьми, они тебе скоро понадобятся!» Вернувшись домой, я, к своему удивлению, обнаружил, что о. Александр дал мне именно ту сумму, которую мы были должны.

Много лет прошло со дня гибели о. Александра Меня. И вот, в очередной приезд в Семхоз в день его памяти, я с радостью откликнулся на предложение Натальи Федоровны посетить кабинет батюшки.

С внутренним трепетом переступив порог его кабинета, я вновь пережил встречу с дорогим для меня человеком — наставником и любящим отцом, почувствовал тепло его присутствия через книги и вещи, которые окружали его при жизни.

В коридоре возле кабинета были прибиты к стене две боковые доски с резьбой от разобранной полки, сделанной мною несколько лет назад. Увидев их как старых добрых друзей, я порадовался тому, что мог когда-то хоть чем-то немногим послужить дорогому батюшке.

Предложение отца было для меня полной неожиданностью, ведь я тогда делал только первые шаги, пытаясь освоить навыки понравившегося мне ремесла. Мне хотелось сделать работу на «отлично», хотя я и понимал, что не имею ни малейшего опыта. Батюшка же был уверен, что я справлюсь. И вот эта первая в моей жизни серьезная работа, заказанная им, определила мое профессиональное направление.

Позднее мне удалось закончить Университет искусств, после чего около двадцати лет я отработал столяром в мастерской при храме свв. бессребреников Космы и Дамиана в Шубине, участвуя в восстановлении храма.

И сейчас, оглядываясь назад, я вижу во всем этом путь, указанный мне батюшкой.

 

[1] М. В. Тепнина — подруга матери о. А. Меня Елены Семеновны Мень. В последние годы жизни о. Александра Мария Витальевна помогала ему, ухаживала за ним.

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master