год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Пути святости


«Апостол прокаженных»

 

В России вышла книга о католическом святом Дамиане де Вестере

 

Юлия Зайцева

Презентация книги Александры Немтиной «Святой Дамиан де Вестер» (М: Издательство Францисканцев, 2014) состоялась 19 февраля в Культурном центре «Покровские ворота». Это первое издание на русском языке, которое рассказывает о подвиге веры и любви к ближнему известного бельгийского миссионера отца Дамиана де Вестера (1840–1889), посвятившего свою жизнь больным проказой, заточенным на острове Молокаи (Гавайский архипелаг), и разделившего их трагическую участь.

Александра Немтина — православная христианка, которая пишет о католических святых (в издательстве францисканцев уже вышли ее книги о Елизавете Венгерской, падре Пио, Максимилиане Кольбе и матери Терезе Калькуттской) и не видит в этом никакого противоречия. «Небесная Церковь едина. Это наше общее наследие, неделимая сокровищница духовного опыта», — пояснила А. Немтина на презентации.

По словам Игоря Баранова, исполнительного директора Издательства Францисканцев, путь любого святого отмечен героическим служением и по-своему уникален. Но среди священников-миссионеров, канонизированных Католической Церковью, святой Дамиан де Вестер занимает особое место — Папа Иоанн Павел II назвал его «апостолом прокаженных». «Его подвиг уникален: то, что совершил отец Дамиан, не делал никто и никогда. Сегодня трудно даже вообразить, какую революцию совершил отец Дамиан в умах своих современников», — пишет в предисловии автор книги.

А. Немтина рассказала о жизненном пути о. Дамиана, который с юных лет был последователен в своей любви ко Христу и к людям. Иосиф де Вестер вырос в благочестивой и работящей бельгийской семье, вслед за старшим братом принял обеты в конгрегации Святейших Сердец Иисуса и Марии, взяв себе монашеское имя Дамиан. Оба брата мечтали о миссионерской работе именно на Гавайях («тогда это был вовсе не рай», отметила А. Немтина), но отправился туда именно 24-летний Дамиан.

Как рассказала автор книги, молодому монаху трудно давалась латынь, без чего нельзя было и думать о священном сане. По ее словам, можно считать «чудом Божьим», что он вдруг, за короткий срок, овладел латынью на достаточно высоком уровне. Со временем он стал полиглотом, а оказавшись на Гавайях, первым делом принялся за изучение местного канакского языка, потому что был убежден: священник должен знать много языков, чтобы исповедующийся мог приносить покаяние на родном языке.

«Меня поразило не столько желание о. Дамиана поделиться Благой Вестью с жителями островов (это свойственно всем миссионерам), а то, как быстро он проникся атмосферой их жизни, как он воспринимал их как чистейшие души, жаждущие встретиться с Христом», — рассказывала А. Немтина, добавив, что гавайцы в то время были язычниками, практикующими человеческие жертвоприношения. Первым делом о. Дамиана стало строительство деревянного храма. «Он снял рясу и начал реально вкалывать», — это, как, впрочем, и весь образ жизни священника, неприхотливого, дружелюбного, жертвенного и необычайно деятельного, поразило местных жителей, которые его полюбили.

О. Дамиан де Вестер с хором девочек. Остров Молокаи, 1870 г.

Спустя почти 10 лет начался новый этап жизни о. Дамиана, который сам он сравнивал с новым рождением: он вызвался окормлять резервацию прокаженных на о. Молокаи. А. Немтина описывает жизнь в лепрозории как сущий ад: там царили антисанитария, голод, разврат и насилие; прокаженные, оставленные всеми, вели почти животный образ жизни, умирали сотнями, трупы их пожирали свиньи. О. Дамиан понял, что надо не только «заниматься душами», но и перестраивать всю жизнь этих несчастных. Он энергично включается: учится ухаживать за больными, строит храм, сам делает гробы и хоронит покойников, учит местных жителей строить дома вместо лачуг, убеждает их в необходимости работать и организует их труд, даже устраивает банк, где можно сохранить свой заработок от вороватых соседей. Кроме этого, он построил небольшой порт для причала судов, дорогу, которая связывала порт с колонией, несколько складов и магазин, два диспансера, приюты для сирот, больницу. Более того, о. Дамиан организует оркестр и хор прокаженных. Так людям возвращается их человеческое достоинство. При этом священник совершает богослужения, оказывает пастырскую помощь всем жителям острова, а еще — пишет тысячи писем в Европу с просьбой оказать помощь несчастным. Отзываются многие, в том числе — англикане, устроившие «Фонд помощи прокаженным», который существует до сих пор и носит имя о. Дамиана.

«Господь хранил его чудесным образом 15 лет», — продолжала А. Немтина. Когда в 1889 г. о. Дамиан заразился проказой, он увидел в этом не наказание, а милость Божию, за которую не переставал благодарить Господа до последнего вздоха. По словам автора, святость его была настолько очевидной, что можно было бы ожидать «сверх-быстрой» беатификации, однако это произошло более чем через 100 лет — в 1995 г. Среди причин А. Немтина называет зависть, клевету, сложные отношения о. Дамиана с руководством его монашеской конгрегации, которое обвиняло его в славолюбии и, как сказали бы сейчас, в пиаре, а также в контактах с «еретиками»-протестантами и проч.

Игорь Баранов отметил особую роль матери Терезы Калькуттской в процессе беатификации: она просила Иоанна Павла II о прославлении о. Дамиана как заступника за всех тяжелобольных и прислала ему тысячи подписей индийских прокаженных, просивших о том же. В 2009 г. Папа Бенедикт XVI причислил о. Дамиана к лику святых.

Директор КЦ «Покровские ворота» Жан-Франсуа Тири отметил, что книга о его великом соотечественнике (его называют на родине «великим бельгийцем») написана очень живо, она не похожа ни на сухую хронику, ни на елейное житие. Автору удалось вплести в ткань повествования письма о. Дамиана, воспоминания современников о нем; она использовала множество источников на европейских языках, чтобы, по ее словам, «показать живого человека, с проблемами, мечтаниями, недостатками, но любящего Господа до такой степени, что полностью Ему доверился».

Отвечая на вопросы, А. Немтина рассказала о том, как она, юная выпускница московского педагогического вуза, оказалась в 1990-е гг. на практике в католическом интернате в Германии. Там ей попал в руки учебник, в котором вкратце было рассказано о католических подвижниках — Елизавете Венгерской, падре Пио, Максимилиане Кольбе, матери Терезе Калькуттской и о. Дамиане де Вестере. Их самоотверженное служение так поразило православную девушку, что спустя почти 20 лет она написала о них серию книг. Она рассказала также о том, как удивительным образом складывались обстоятельства и встречи, помогавшие ей на новом писательском поприще. В этом А. Немтина видит помощь «всех святых, которые за нас молятся», не связывая это с конфессиональной принадлежностью небесных заступников. «Истинная святость надконфессиональна», — уверена писательница.

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master