год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Пути святости


Святой Станислав

 

Предлагаем читателям главу из книги Иоанна Павла II «Встаньте, пойдем!» (Jan Paveł II. Wstańcie, chodźmy! Kraków, 2004), посвященной епископскому служению. На русском языке книга не издавалась. Главы из нее печатались в журнале «Истина и Жизнь» №6/2005.

 

На фоне многих светлых образов польских святых вижу глазами сердца величественную фигуру епископа и мученика св. Станислава. Я уже говорил, что посвятил ему поэму, в которой напомнил историю его мученичества, видя в ней отражение истории Церкви в Польше. Вот некоторые фрагменты этих стихов:

 

1.

Хочу описать Церковь —

мою Церковь, ту, что вместе со мной родилась,

но со мной не умрет — и я не умру с ней,

ту, что всегда превосходит меня —

Церковь: моего бытия основанье и щит.

Церковь — корень, я им прорастаю в минувшее

и в грядущее разом,

Таинство моего существования в Боге,

в Боге Отце.

 

Хочу описать Церковь —

мою Церковь, что связала себя с землею моей

(сказано было ей: «что свяжешь на земле,

связано будет на небесах») —

и, стало быть, связала себя с моей землею Церковь моя.

Лежит та земля в поречье Вислы,

где полнятся притоки весной, когда тают

снега в Карпатах.

Церковь связала себя с землею моей,

чтобы все, что свяжет она на ней, было связано на небесах.

 

2.

Был человек, в котором моя земля увидала себя

связанной с небом.

Был такой человек, были люди… и все еще есть…

Глядя на них, земля себя видит в таинстве

нового бытия.

Это отчизна: ибо в ней дом Отца начинается,

рождается из нее.

Хочу описать Церковь мою в человеке,

которому имя дано — Станислав.

Имя то король Болеслав мечом вписал в древнейшие хроники.

Имя то он мечом начертал на полу собора,

когда потекли по нему струи крови.

 

3.

Хочу описать Церковь в имени, которым народ

был заново окрещен

крещением крови, чтобы не раз потом пройти

крещение высшей пробы —

крещение жажды, в которой себя открывает

дыхание тайное Духа —

в Имени, привитом в глубинах к саженцу свободы людской

раньше, чем имя Станислав.

 

4.

В глубинах свободы людской уже родились

Тело и Кровь,

рассеченные мечом королевским в самом средостенье

священнического слова,

рассеченные у основания черепа, рассеченные по живому стволу…

Тело и Кровь не успели еще пресуществиться —

меч ударил по золоту чаши, по пшеничному хлебу.

 

5.

Может быть, думал король: не родилась еще от тебя Церковь сегодня —

не родился народ от слова, что напоминало о Теле и Крови, —

родился от меча, от моего меча, который перерубил

пополам Твое слово,

родился от пролитой крови… — Может быть, так думал король.

Дыхание тайное Духа сводит в неком единстве

рассеченное слово и меч, разрубленный позвоночник и руки, полные крови…

и молвит: пойдете в грядущее вместе, вас ничто не разымет!

Хочу описать мою Церковь, в которой веками

идут нераздельно слово и кровь,

соединенные тайным дыханием Духа.

 

6.

Может быть, думал Станислав: слово мое причинит тебе боль и обратит,

придешь к дверям собора как грешник,

придешь, постом изнуренный, просвеченный изнутри

голосом совести…

И присоединишься к Господней Трапезе как блудный сын.

Слово не обратило, обратит кровь —

может быть, не успел подумать епископ:

пронеси мимо меня чашу сию.

 

7.

На глубину нашей свободы упал меч.

На глубину нашей свободы упала кровь.

Чья тяжесть весомей?

 

Кончается первый век.

Начинается век второй.

Возьмем в свои руки неизбежного времени прорись.

 

Перевод с польского Аллы Калмыковой

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master