год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Человек перед Богом


«Он был весь пропитан правдой Господней»

 

25 июня 2014 г. в Культурном центре «Покровские ворота» состоялся вечер памяти
митрополита Сурожского Антония, приуроченный к столетию со дня его рождения.

 

Юлия Зайцева

Организаторы встречи — Фонд «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского» и сотрудники Дома русского зарубежья имени А. И. Солженицына — предложили направить воспоминания в определенное русло: «Слава Божия — человек живущий». Эти слова св. Иринея Лионского, которые любил повторять митр. Антоний, стали лейтмотивом вечера.
Ирина фон Шлиппе специально прилетела из Лондона, чтобы участвовать во встрече. Она является не только духовной дочерью, но и одной из самых давних соратниц владыки: с 1962 г. пела и читала на клиросе, была членом приходского совета и епархиальной ассамблеи, участвовала вместе с ним в радиопередачах «Би-би-си» для России, по благословению владыки возглавила благотворительный Фонд святого Григория, созданный для помощи России (ее выступление публикуется в этом номере журнала).

Прот. Николаю Чернышеву (храм свт. Николая Мирликийского в Кленниках) посчастливилось сослужить митр. Антонию. Главное в воспоминаниях священника — это «взгляд в Вечность, видение Царства», которые являл владыка во время богослужения и в общении с людьми, «и во всех его трудах, которые невозможно даже перечислить». 

Полное и очевидное совпадение того, что говорил митр. Антоний, и его жизни; полное погружение в молитву — таким запомнился лондонский архиерей прот.  Христофору Хиллу, настоятелю часовни Святой Троицы при Первом московском хосписе. Евангельская простота владыки проявлялась во всем: и в том, как легко было принять его за храмового сторожа (это произошло с женой о. Христофора и не только с ней); и даже в том, что митра его, которую довелось как-то держать алтарнику Христофору, оказалась из папье-маше, с пластмассовыми украшениями из детского конструктора…  «Никогда не говори в проповеди то, чего не пережил сам» — этот пастырский совет о. Христофор запомнил на всю жизнь.

Прот. Серафим Правдолюбов (храм во имя Живоначальной Троицы, Гусь-Железный) считает владыку примером «жертвенной пастырской любви»: «Батюшкам надо смотреть на владыку Антония — как он любил каждого, как говорил с каждым, как с самым драгоценным человеком». По словам о. Серафима, огромное значение для клириков Русской Православной Церкви имела в свое время брошюра митр. Антония о «младостарчестве»: «Важно, что иерарх мирового масштаба мог смело озвучить, сформулировать то, что никто из нас не решался; сказать слово помощи священникам».

Екатерина Морозова-Утенкова принимала владыку в своем доме, когда он приезжал в Москву. Их диалог во время первой встречи раскрывает многое. «Я пришла к владыке и сразу задала вопрос: "Я не очень понимаю, что такое Святая Троица". — "Я тоже. Приходите, обсудим ваш вопрос"». «Больше всего поражало откровение о человеке. Владыка был прекрасен: абсолютно свободен, доброжелателен и деликатен ко всем; казалось, он смотрит внутрь того человека, с которым разговаривает. Он старался всегда говорить в евангельском духе, Евангелие было для него путеводной книгой», — вспоминала Е. Морозова-Утенкова.

Ее дочь, художник Елена Утенкова-Тихонова, говорила о том, как восприняла она завет владыки «жить полной жизнью». «Не бойся!» — эти слова Христа владыка обращал к ней в ключевые моменты ее жизни — так раскрывалась полнота. «Но хотим ли мы этой полноты? Мы ее боимся. А владыка был готов принять все и войти во все», — обратилась художница к участникам вечера.

Биохимик Антонина Дунина-Барковская приехала в середине 1990-х гг. в научную командировку в Лондон крещеным, но незнакомым с Церковью человеком. Ее история о том, как «встреча с митр. Антонием перевернула жизнь», — одна из многих подобных. Глава Сурожской епархии был одинаково открыт для верующих и неверующих, для воцерковленных и только зашедших в Церковь, но после встречи с ним многие оставались в Церкви навсегда.

Пасхальная вера в Воскресение — вот что давало силы митр. Антонию, свидетельствовала его духовная  дочь Фредерика де Грааф, врач Первого московского хосписа. Она хорошо помнит, как трудно было владыке служить последнюю в его жизни пасхальную утреню, но как он «ожил, преобразился и помолодел», возглашая «Христос воскресе!» «Воскресение для него было реальностью», — убеждена Ф. де Грааф. По ее словам, митр. Антоний не очень любил воспоминания, он говорил: если уходит дорогой человек, лучшее, что можно сделать, — это продолжить то, что он делал. Для тех, кто знал митр. Антония лично или услышал слово его проповеди через книги, важно «быть открытым Богу и каждому человеку», «иметь свет в душе». «Это трудно, но, глядя на владыку, надо стараться», — заключила Е. Морозова-Утенкова.

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master