год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Человек перед Богом


Продолжать дело владыки Антония и после его смерти

 

Выступление на вечере памяти митрополита Сурожского Антония
в Культурном центре «Покровские ворота» 25 июня 2014 г.

 

Ирина Яновна фон Шлиппе

Я познакомилась с владыкой Антонием весной 1962 г. и была его прихожанкой до его смерти. Пела и читала на клиросе (и когда могла — на требах), была членом приходского совета и епархиальной ассамблеи, членом оргкомитета епархиальных съездов. Вела с владыкой также большую работу по составлению передач для России, причем не только его бесед, проповедей и интервью. Мне особенно приятно вспоминать чисто техническую работу по прямой трансляции богослужений из нашего собора: мы с ним вместе разработали схему расположения микрофонов (радикально изменили схему звукооператоров), вместе отработали чередование переключений этих микрофонов, придумали такие устройства, которые дали бы слушателю совершенно непосредственный контакт с владыкой. Например, он разрешил звукооператору участвовать в пасхальном крестном ходе с переносным микрофоном, так что возглас «Христос воскресе!» шел прямо к вам даже в большей мере, чем к прихожанам, присутствовавшим на богослужении.

Владыке очень нужны были люди, знающие и, главное, любящие Россию. Не знаю, насколько вы тут понимали, как глубоко он вас любит: страстно, жертвенно, пламенно — не найду достаточно сильных слов. Его служение проходило в основном в Англии, и он с полной отдачей создавал там поместную, т. е. Британскую Православную Церковь — но любить-то, чисто по-человечески, он особенно любил русских, русских в России.

Мы с мужем (он тоже русский, тоже эмигрант) иногда помогали владыке в его как бы общественной работе: он много лет поручал нам заботу о приезжавших из СССР иерархах и иных служителях Православной Церкви, а также иногда просил заменить его на каком-нибудь мероприятии, которое он считал ценным, но участвовать в нем лично не хотел. Например, мы с мужем провели четверо суток в королевском дворце — Виндзорском замке на неформальной встрече богословов с учеными... Когда у меня появилась возможность ездить в Россию и я начала заниматься сравнительно масштабной благотворительной деятельностью, владыка принял в ней активное участие — советом, молитвой, административной поддержкой. Он сам составлял для меня рекомендательные письма, и сам печатал их на дореволюционной машинке, которую мне удалось ему достать. А почему я говорю о машинке — он ведь писал по старой орфографии, с ятью и ижицей, и вот такую машинку чудом удалось найти... Мы были не только духовным отцом и духовной дочерью, но также были соратниками.

На его отпевании мне поручили читать покаянный псалом…

За многие годы накопилось, конечно, много впечатлений и воспоминаний, но забылось еще больше, причем хочу с вами поделиться тем, что забылось и как: забылись слова, которые я от него слышала. Читая тексты проповедей, которые приходят по рассылке электронной почтой (большое за нее спасибо! Огромная работа, приносит серьезную пользу!), я не перестаю удивляться тому, что я их совершенно не помню, хотя, глядя на дату, знаю, что присутствовала в храме. Но, с другой стороны, я точно знаю, что именно владыка хотел донести до нас в этой проповеди, и, более того, помню и как бы «месседж» других его проповедей, основанных на данном евангельском тексте. Похожее на это состояние еще вот в чем: слушая слова владыки во время исповеди, я их не запоминала совершенно, будто их и не было. Но когда в жизни повторялось то искушение, в котором я исповедовалась, у меня был готов отпор, причем с полным обоснованием, отпор, шедший из глубины души.

Мне кажется, что владыка закладывал нам суть своего поучения непосредственно в сердце. Звучит как-то выспренно и неестественно, но иначе не получается. Он весь был пропитан правдой Господней и излучал ее, — причем именно излучал, а не проповедовал. Он смотрел на человека с такой любовью, что создавал прямую связь между своей любовью, между той благодатью, которой был пронизан, и человеком, который перед ним стоял. А сам этот человек отзывался, открывался к этой любви, этой заботе, этому откровению и принимал слова владыки не столько сознанием, аналитическим мышлением, сколько ответной любовью и полным доверием.

Мне очень интересно слушать разговоры нашего сына с его друзьями. Коля ходил с нами на богослужения долгие годы — когда родители поют в хоре, дети проводят в церкви очень много времени. Достигнув подросткового возраста, он довольно долгое время не ходил в церковь, кроме как по большим праздникам. Но и в этот нецерковный период меня удивляло, что почему-то к нему друзья часто обращались за советом, и его советы были чуть ли не дословными цитатами из проповедей владыки. На мой вопрос, откуда это, Коля ответил, что он все-таки десять лет ничего другого не знал и с тех пор ничего другого и не нашел... Он с бабушкой стоял в храме впереди, совсем близко к амвону, и не мог не слышать проповеди владыки, хотел он их слушатъ или нет. Вот они и определили его сознание, даже если он и не помнил их дословно.

Мне хочется поделиться с вами еще вот чем. Владыка знал, что мне очень трудно молиться словами — может быть, оттого, что я профессионально всю жизнь занимаюсь именно словами (переводы, журналистика, преподавание языков). Мне кажется, что я молюсь скорее своими делами — вот, например, как-то я не пошла на отпевание и похороны (хотя хорошо знала покойного и была членом хора), но вместо этого пошла в квартиру покойного и приготовила борщ, котлеты, сладкое. Когда семья вернулась, их ждал ужин.

Владыка несколько раз и по различным случаям говорил мне, что каждый человек должен трудиться там, где он находится, и должен в своей работе добиваться самого хорошего результата, на который он способен, — во славу Божию. Более того, все, что бы человек ни предпринял, он должен делать по максимуму и во славу Божию.

И еще одно: когда я в 1990 г. впервые приехала в Россию, я увидела, что в принципе могла бы очень много сделать, чтобы помочь с вопиющими проблемами: оказалось, что у меня были огромные связи и что я пользуюсь доверием среди людей, с которыми встречалась (это в результате церковной жизни и той работы, которую мы с мужем вели всю жизнь ради помощи русским людям). Я не знала, за что взяться, и попросила совета у владыки.

Он посоветовал, вернее, велел мне посмотреть, что, по моему мнению, мешает людям больше всего, и взяться за помощь в этой области, опираясь исключительно на тех, кто меня окружает. Вот это было главным — прислушаться, открыть сердце, увидеть людей такими, как они есть, и не гнаться за большими делами. Делать то, что доступно.

Он сказал: вот ты стоишь, вокруг тебя пятачок, на котором ты можешь достать до каждого человека, до каждого предмета. Вот как стоишь — так и поворачивайся вокруг своей оси, и живи, работай, но в полную силу и с верой, что Господь знает, что нужно, ты только слушай и делай.

Так началась благотворительная деятельность, породившая Фонд святого Григория в Англии и России. Она затронула тысячи людей и перебросила в Россию помощи не только на несколько миллионов фунтов стерлингов, но главное — на тысячи трудодней специалистов по самым различным дисциплинам: это медики (гинекологи, педиатры, геронтологи, онкологи), учителя, аудиологи, музыканты (среди них — единственная пока в мире солистка на ударных инструментах, совершенно глухая женщина, для которой ведущие композиторы пишут концерты). А наши русские коллеги, разумеется, приезжали стажироваться в Англию и все поголовно были представлены владыке, некоторые провели у нас несколько месяцев, некоторые стали нашими прихожанами, затем вернулись в Россию. Я помню только одного человека, который реагировал на владыку отрицательно, и ни одного, кто реагировал на него пассивно или хладнокровно. До сих пор я встречаю в России людей, которые познакомились с владыкой через нашу работу. Они отмечают, что она отличается добротностью и уважением к «клиенту», кажется, тут нам удается продолжать его дело и после его смерти...

Каждый раз люди появлялись там, где были нужны, нужно было только постоянно слушать и постоянно стараться, с одной стороны, услышать волю Божию, а с другой — окружающих тебя людей. И при этом стараться использовать возможности по максимуму.

Владыка с большим интересом следил за работой и постоянно поддерживал меня вниманием и заботой, но не давал советов, разве только напоминал, что нужно всегда слушать и смотреть, где ты нужен Господу и людям. И не допускал лени, не говоря уже о халатности!

Вот этот совет: делай то, что нужно людям, которые тебе доступны, и действуй в рамках своих возможностей, причем в сочетании с требованием, чтобы возможности всегда были использованы по максимуму и во славу Божию, мне представляется главным и самым ценным указанием, как нам жить сейчас, тут, сию минуту.

Не бороться со злом в себе, а развивать в себе добро.

 

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master