год
Сделать стартовой Добавить в избранное Написать письмо Гостевая книга
Вернуться

Версия для печати  

Репортаж


Слава Божья в полностью раскрывшемся человеке

 

Конференция Фонда наследия митрополита Антония Сурожского
Лондон, 15–16 ноября 2014 г.

 

Вера Ерохина

Когда впервые собираешься на мероприятие, на котором до этого никогда не был, в каком-то смысле находишься в выигрышном положении: у тебя почти нет никаких ожиданий, и поэтому все впечатления ложатся как бы на чистый лист. Конференция Фонда наследия митрополита Антония Сурожского (Metropolitan Anthony of Souruzh Foundation) была для нас новым событием, которое мы могли сравнивать разве что с московской конференцией и семинарами, проходящими в Доме русского зарубежья, заранее понимая, что здесь будет по-другому. Мы — это Друзья Фонда наследия митрополита Антония Сурожского, группа, состоящая в основном из молодых людей, которые не встречались с владыкой лично, но которым он тоже помог многое понять о Боге, о молитве, о любви, о том, как жить более осознанно и более полно. Меня и еще двух друзей пригласили принять участие в конференции, за что мы безмерно благодарны Фонду.

Название конференции было цитатой из св. Иринея Лионского: "The Glory of God is a Man Fully Alive" («Слава Божья в полностью раскрывшемся человеке»). Для меня эти слова воплощает сам митрополит Антоний, который столь часто говорил о подлинной полноте жизни и который сам жил именно так.

Конференция проходила в Королевском колледже Лондона, в большом зале, мимо которого (по крайней мере, в день подготовки) ходили местные студенты.

В пятницу, когда мы готовились к мероприятию и общались с Келси Чешир, англичанкой из прихода митрополита Антония, героически взявшей на себя основной труд по подготовке конференции, зал казался не очень большим, но в первый же день, когда он наполнился людьми, он оправдал свое название и стал по-настоящему Great Hall. На конференцию пришли самые разные люди: были знакомые нам со времени московской конференции духовные чада и друзья владыки из Великобритании, Швеции, Ливана и других стран, члены местного прихода, было много священников, как православных, так и других конфессий. Удивительно было, что здесь намного меньше чувствовалась граница между священниками и мирянами: даже Роуэн Уильямс, 104-й архиепископ Кентерберийский, общался с участниками наравне, не свысока, и аудитория также не стеснялась задавать неудобные вопросы, а часто и критиковать выступления любого докладчика, независимо от его сана.

Вообще на конференции было важно творческое осмысление наследия владыки. Это были не просто воспоминания о нем — это были дерзновенные поиски развития его мыслей, его богословия, хотя сам Митрополит Антоний никогда богословом себя не считал. Интересно, что среди участников встречи было множество людей, узнавших о владыке недавно, молодых, никогда при жизни его не видевших, а также довольно далеких от православной традиции — католиков, англикан. Создавалось впечатление, что слово владыки живет и приносит плод, причем не как застывшее наследие, а как почва для дальнейших попыток постижения замысла Божьего о человеке и творении. Об этой преемственности говорил и духовный сын владыки протоиерей Александр Фостирополус, настоятель многонационального прихода в южном Лондоне. Красной нитью через его выступление проходила мысль об укоренении человека в прошлом (где он встречает Христа в своем наставнике), жизнь в настоящем и способность такого ученика стать почвой, корнем для новых последователей Господа.

Из докладов первого дня запомнились несколько. Роуэн Уильямс говорил о понимании митрополитом Антонием богочеловеческой природы Христа. Из его слов мне запомнилась мысль о том, что Бог создал творение, в котором не было места безбожию, пришедшему в мир потом, через грех человека, и Христос, придя в этот мир и испытав крайнее безбожие на Кресте (в момент, когда Он вызвал к Отцу: «Боже мой! Зачем ты меня оставил?»), как бы сам вошел в это безбожие, и теперь его уже не может быть, потому что Он там. То есть люди, потерявшие Отца, могут быть спасены Христом, потому что нет места, где Его нет, потому что, даже если мы падаем очень низко, еще ниже уже стоит Он, готовясь поймать нас в свои объятия (последнее — вольный пересказ одной из цитат митрополита Антония).

Карин Гринхед, удивительно обаятельная и талантливая женщина, специалист по музыке и танцам, говорила на тему, как мне кажется, очень актуальную для нас сейчас. Казалось бы, Церковь — это сообщество, в отличие от других сообществ, не предполагающее исключения, отделения одних людей от других, почему же тогда так часто мы все-таки намеренно или ненамеренно «изгоняем» людей не таких, как мы? Аутсайдерами, не имеющими доступа к христианскому общению, оказываются очень многие, но мне здесь интересно было задуматься о том, что часто это не только люди с явными особенностями: умственно отсталые, родители особых детей и другие, потому что их часто все-таки принимают, — но и люди с менее явными особенностями: со скверным характером, с дурными привычками, с неблизкой нам позицией по каким-то вопросам, касающимся традиции, просто с какими-то чертами, которые раздражают нас. Мы не принимаем таких людей и находим группы, где их нет, или вытесняем их из своей группы. Как я поняла мысль Карин, когда такие «особенные» люди уходят, Христос уходит с ними. А мы остаемся в удобном нам сообществе. Без Христа. Я думаю, конечная мысль была в том, что мы, и, прежде всего те из нас, кто обращает внимание на «проблемных» людей, обязаны решить их проблему или «понести ее на себе». Тогда мы по-настоящему пойдем за Христом.

Во второй день очень понравился и запомнился доклад митрополита Иоанна Пергамского (Зизиуласа), после которого просто не осталось места для других докладов, не потому что они были менее содержательными, а, наоборот, потому что мы сами уже были наполнены глубокими мыслями и не могли вместить большего. Митрополит Иоанн говорил о призвании человека быть священником творения. У него свой взгляд на проблемы экологии, которые сейчас везде обсуждаются и которые все пытаются как-то активно решать или как минимум призывать людей задуматься об этом. Он говорил, что важно помнить о том, что человек — это часть творения и что если он не связан с творением, то это не человек. При этом именно человек призван все творение возводить к Богу, преображать его так, чтобы оно служило Богу. И дело не в том, что решать экологические проблемы — эта наша обязанность или что мы должны волноваться об экологии ради собственного блага (плохо с экологией — плохо нам), а в том, что мы должны осознать себя частью Божьего творения, осознать, что мы разделяем путь всего творения и призваны вести его по этому пути. И он при этом очень глубоко анализировал корни наших экологических проблем, говоря, что за этим кризисом стоит ложное понимание человека, никак не относящегося к природе: «Человек не существует прежде всего как человек, а уже потом как руководитель всего творения, он человек только тогда, когда он преображает природу» (разумеется, не в том смысле, в котором ее хотели преобразить Лысенко и Мичурин).

О. Петр Скорер (справа) и Коста Каррас, один из главных помощников владыки Антония, автор книг по богословию, влиятельный греческий бизнесмен

В первый день конференции на Круглом столе отец протодиакон Петр Скорер задал вопрос, над которым хотелось думать и после завершения события: «Кто это такой — человек, полностью живущий, полностью раскрывшийся? Можно ли научиться так жить? Знакомы ли мы с такими людьми и чему нам хотелось бы учиться у них?»

Митрополит Иоанн очень интересно подошел к вопросу: он прямо-таки разобрал цитату св. Иринея, представив к тому же контекст этой фразы. Он сказал, что быть живущим в полноте — значит полностью жить во Святом Духе: «Мы видим это у Христа, мы видим, что чтобы быть полностью живым, Он отдает свою жизнь, подобно тому, как семя, попавшее в землю, отдает свою жизнь, чтобы выросло дерево. Это человек, который готов отдать свою жизнь ради любви и ради причастия человеку и Богу во Святом Духе».

Еще меня поразило, насколько живо местные братья и сестры участвуют в обсуждении. Как только предлагают задать вопрос, почти всегда поднимается несколько рук. Более того, самыми жаркими здесь были богословские споры, то есть аудитория не просто понимала, о чем речь, но и активно комментировала. Мне понравилось, как предлагают здесь участникам высказаться: make a contribution  — действительно ведь, без нашего вклада, нашего участия, без наших высказываний доклад неполный! Хорошо бы нам помнить об этом на наших семинарах!

В воскресенье, по традиции конференций митрополита Антония, мы все вместе были на литургии. Богослужение проходило в великолепной часовне при Королевском колледже. Поскольку этот храм отличается от традиционного русского православного, там не было алтарной преграды, что было очень радостно. Общее пространство помогало ощутить свою причастность: мы почувствовали, что действительно (а не только в теории) служим литургию все вместе и вместе со священником (уже упомянутым выше о. Александром, который служил на английском, церковнославянском и греческом) предстоим перед Богом.

Ощущение открытости пространства не покидало меня в течение всей конференции. Оказалось, что, несмотря на существующие между нами границы (географические, языковые и культурные), между нами намного больше общего, чем кажется на первый взгляд. И в конце я часто подходила к участникам конференции и пыталась заговорить с ними по-русски, забывая, что они говорят на другом языке.

Радостным завершением этого события стала видеозапись пасхальной литургии, которую служил владыка. Многие, и я в их числе, не могли удержаться и радостно отвечали на возглас митрополита Антония «Христос воскресе!» на разных языках. Так мы вместе поучаствовали в пасхальной радости.

 

 

ВверхСчетчики

                Рейтинг@Mail.ru  


Счётчик © 2001 - . «Дорога Вместе»
Web-Master