Вернуться

Версия для печати  

Свидетельство


Блаженны миротворцы...

 

Людмила Бойкова

Меня зовут Людмила, мне 29 лет, и мой родной город — Москва. Я практикующая православная.

Я бы хотела поделиться со всеми, кому это интересно, моим небольшим опытом примирения, который я прожила этим летом, и отголоски которого продолжают сопровождать меня в жизни.

В начале июля 2015 г. я поехала во Францию в общину Chemin Neuf («Новый путь») — это католическая община, которая молится о единстве христиан, считая это своим призванием. Там я проходила программу для молодежи 18–30 лет под названием "Stage Co". Это опыт общинной жизни на протяжении 3-х недель, включающий ежедневную молитву, библейское обучение, служения, малые группы и т. д.

Участники "Stage Co" были самые разные: испанцы, канадцы, кубинцы, чехи, поляки и другие национальности, также было несколько русских, включая меня. Это было ожидаемо, потому что община представлена во многих странах мира. Гораздо большей неожиданностью для меня стало встретить двух девушек с Западной Украины. Стоит отметить, что летом конфликт в Украине был еще в самом разгаре, и с обеих сторон (российской и украинской) существовал чрезвычайно сильный информационный прессинг. Наверное, из-за этого и просто по причине греха во мне я была в очень сильном замешательстве, встретив двух этих девушек. Вообще-то замешательство было с обеих сторон. Между русскими и украинцами как будто существовала невидимая, но очень прочная стена, которая нас разделяла. Несмотря на то, что участники "Stage Co" почти все время проводили вместе, мы с нашими украинскими сестрами избегали друг друга и почти не разговаривали. И это было довольно тяжело. Со стороны девушек с Украины чувствовалось настороженное отношение и недоверие. Я же внутри себя ощущала сильное желание простых человеческих отношений, простого сестринского общения, но не понимала, как преодолеть ту стену, которая существовала между нами. Глубоко внутри меня сидел страх, что девушки набросятся на меня с обвинениями, что вот, мы, русские — оккупанты, воюем с их страной и т. д. И я просто не знала, что ответить на это…

В один из дней основатель общины Chemin Neuf проводил библейское обучение, после которого можно было задать вопросы. И как-то неожиданно речь зашла о коммунизме. Одна сестра с Кубы сказала, что не считает коммунизм злом, т. к. ее страна как раз коммунистическая, и, с ее слов, все люди там очень открытые, общительные, всегда готовы помочь, в противовес, например, европейцам, «которые лишь утыкаются в свои гаджеты и не замечают друг друга». После этой реплики одна из сестер с Украины — Л. взяла микрофон и очень эмоционально ответила, что в коммунизме нет ничего хорошего, потому что именно из-за его последствий в Украине сейчас происходит то, что происходит.

Я не хочу останавливаться на этой идее, потому что это частное мнение и не имеет смысла обсуждать его без автора. Важно то, что в этот момент я испытала очень сильную боль, почти физическую, потому что ясно почувствовала, как сильно не любят Россию. Это всегда тяжело, когда твою страну не любят, потому что ты ее часть, там твои родные, друзья, твои воспоминания, вся твоя жизнь. Какой бы ни была ее история (репрессии, лагеря в советское время, огромное количество замученных и убитых людей и т. д.), она все равно

остается твоей родиной, и особенно сильно это ощущается, когда ты покидаешь ее пределы.

В тот момент я вышла из зала, где проводилось обучение, и пошла молиться к кресту неподалеку. На глазах проступали слезы, и я очень отчаянно молилась Иисусу, чтобы он показал мне, в чем именно заключается грех моей страны. Я просто не могла поверить, что она вся такая сплошь ужасная и в ней нет ничего хорошего. И я получила ответ. Он не засиял на небе, и не было никаких потусторонних голосов. Но просто я вдруг очень отчетливо внутри себя услышала, что этот грех — гордость. И нужно сказать, что в этот момент мне сразу же стало гораздо легче, потому что стало возможным отделить грех от всего остального.

На следующий день мы собрались вечером все вместе для общей молитвы. В какой-то момент я поняла, что очень хочу помолиться о том, что происходит сейчас между Россией и Украиной и в самой Украине. Но сделать это вслух я не решилась. После я подошла к одной из девушек с Украины — У. и предложила помолиться вместе. К моей большой радости она приняла это предложение и сказала, что передаст его второй украинке.

На следующий день мы молились по розарию (православный аналог — «Богородичное правило»). Мы пригласили всех ребят, которые хотели к нам присоединиться, и нужно сказать, что многие нас поддержали (чехи, испанцы, поляки и другие). Молитва получилась очень сильной, особенно учитывая то, что мы молились на разных языках, конечно, включая украинский и русский. Во время этой молитвы мы ощущали наконец, что стена между нами как будто исчезает и что вот мы теперь просто сестры, просто дети Божии, дочери одного Отца Небесного! Это было очень глубокое переживание. Еще одним маленьким чудом было то, что в тот день у одной из девушек из Украины — Л. был день рождения, и она накануне как раз просила у Бога о каком-то радостном подарке. Когда мы уже позднее общались с ней, она сказала, что для нее мое предложение помолиться вместе было действительно большим и удивительным подарком.

Мы продолжали молиться почти каждый день. С одной из сестер — Л. мы сильно сблизились. Она мне рассказала, что в свое время коммунисты репрессировали ее предков и сослали в Сибирь (если я запомнила правильно). Л. рассказала мне, что там, где она живет, к русским всегда относились настороженно еще со времен СССР, как к «волкам в овечьей шкуре», ничего хорошего от них не ждали. Мы просили друг у друга прощения: я от имени своей страны за все те страдания, которые были причинены в XX веке коммунистическим режимом, она — за то, что всегда ассоциировала всех русских с коммунистами и никогда не хотела более близко узнать нас.

Когда в общине услышали о том примирении, которое мы пережили между собой, нас попросили посвидетельствовать о нем на христианском фестивале, который следовал за "Stage Co". И мы согласились. На этом фестивале было около 1600 молодых людей из самых разных стран.

Вместе с Л. мы поделились со всеми присутствовавшими тем, что мы пережили, и рассказали, что теперь мы действительно чувствуем себя сестрами, несмотря на все то отчуждение, которое есть между нашими странами, сделали такой символический жест, как обмен флагами. Во время свидетельства я также попросила прощения за те страдания, которые были причинены в XX веке советским режимом соседним странам. При этом я называла все страны, которые так или иначе пострадали (Чехию, Польшу, Латвию, Литву, Эстонию и т. д.).

Сразу после того, как мы закончили наше свидетельство, ко мне подбежал парень из Литвы и все, что я слышала, это было: «Спасибо-спасибо», и потом он обнял меня крепко. За ним подошла женщина из Чехии и тоже обняла. Она сказала, что все эти годы, что СССР не существует, она никогда не слышала этих слов с просьбой о прощении и что для нее это было чрезвычайно важно. После этого ко мне подходило еще огромное количество людей, и не только в этот день. Был чех, который сам попросил у меня прощения, говоря, что его родители всегда не любили Россию, и он тоже по инерции не любил русских всю свою жизнь, и что теперь он понимает, что это неправильное отношение. Ко мне подходили и многие французы и говорили, что они изменили мнение о русских.

Было еще много таких удивительных разговоров с разными людьми…

При этом некоторые русские, которые тоже были на этом фестивале, не были согласны с тем, что произошло, с тем, что я просила прощения. Конечно, они имели на это право, также как я имела права на свою позицию. Но для меня такое непонимание между нами было очень тяжело. Но и тут тоже случилось небольшое чудо! Когда я переживала это неприятие со стороны некоторых моих сестер из России, я, конечно, очень сильно молилась, просила Бога, чтобы Он вернул моему сердцу мир и дал какой-то знак того, правильно ли я поступила или нет. В той часовне стояла коробка, в которой на бумажках были напечатаны самые разные цитаты из Библии, перемешанные в произвольном порядке. После молитвы я подошла и вытянула первую попавшуюся бумажку. Развернув ее, я почти расплакалась, потому что там было написано: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими» (Мф 5:9).

Спустя примерно пару месяцев мы познакомились одной венгеркой — К., которая является сестрой в общине Chemin Neuf. Дело в том, что в доме общины, где она живет, должна была весь следующий год жить одна из тех русских девушек, которым не понравилось мое свидетельство. К. доверительно поделилась со мной, что никогда не любила русских и когда узнала, что теперь с ними должна будет жить русская, она почувствовала внутри большой протест, и ей совсем этого не хотелось. Но мое свидетельство на фестивале и моя просьба о прощении помогли ей принять эту девушку, и сейчас они общаются нормально.

К чему я пишу все это?.. Не к тому, чтобы показать, что я такая хорошая и имею какие-то прогрессивные взгляды. И не к тому, что я не люблю свою страну и считаю, что мы хуже всех. Совсем нет. Наша страна совершила много ошибок в своей истории, но и другие страны совершали их тоже. Но я поняла очень отчетливо: иногда попросить прощения (даже если тот, у кого ты его просишь, сам не идеален) — это значит открыть дверь в сердце другого, которая до этого была наглухо заперта. Я поняла, что просьба о прощении может сворачивать горы и ломать многие стены. И если будет необходимо попросить прощения снова, я попрошу и не раз. Потому что, если быть честными, всегда найдется то, за что можно попросить прощения.

Слава Богу за все! Господи, прости нас за наши разделения.

 

                @Mail.ru  


© 2001 - . « »
Web-Master