Вернуться

Версия для печати  

Размышления


«Был Свет истинный,
Который просвещает всякого человека, приходящего в мiр»

 

Александр Белинский

Каждый знает, что, оказавшись в темноте, бесполезно бороться с тьмой размахивая руками или истошно вопя. Надо просто включить свет. Так и духовную тьму можно разогнать лишь Светом Христовым, который «просвещает всех». Ведь духи злобы поднебесной сильнее нас, но Бог сильнее их. И только в единении со Христом возможна победа. При этом стоит помнить, что изгнанный бес возвращается, и если находит очищенную от него душу пустой, не наполненной Благодатью, то «берет с собой семь других духов, злейших себя, и вошедши живут там, и бывает для человека того последнее хуже первого» (Мф 12:45). Поэтому самым эффективным способом борьбы со страстями является их вытеснение добродетелями. «Погреби моя благими помыслы лукавая советования, и лукавствия духи сокруши»[1]. Ведь страсти, как правило представляют собой гипертрофированные добродетели: например, скупость — это гипертрофированная бережливость, гневливость — избыточная жажда справедливости, прелюбодеяние — гипертрофированная любовь, правда превращающаяся в свою противоположность, поскольку подлинную любовь уничтожает, как змея, заглатывающая свой собственный хвост. Итак, единственная наша надежда — во Христе. Помните, что сказал Ангел пастухам на Рождество? «Я возвещаю Вам великую радость, которая будет всем людям, ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь» (Лк 2:10–11). Это действительно величайшая радость, поворотный пункт в истории человечества, направивший ее на пути спасения.

Но не всегда рождение человека оборачивается радостью. Ведь был в Священной истории и другой персонаж, о котором Сам спаситель свидетельствует: «Горе тому человеку, которым Сын Человеческий предается: лучше было бы этому человеку не родиться» (Мф 26:24). Зачем же тогда он родился? Ведь Бог заранее знал, чем все это кончится. Может быть, для назидания прочим? Безусловно. Но Господь не использует человека в качестве наглядного пособия. Для него важна каждая человеческая личность, ее счастье и спасение. Итак, если все же этому человеку Богом попущено родиться, то значит, и для него остается шанс.

Почему я вспомнил об этом? В связи с вопросами биоэтики. Когда в Голландии и Бельгии была узаконена активная эвтаназия, туда устремился целый поток эмигрантов, желающих свести счеты с жизнью. Напомню, что под активной эвтаназией понимается искусственное прерывание земной жизни, что является прямым плевком в Лицо Бога, давшего человеку эту жизнь. Когда мы в храме обсуждали эту тему, один из братьев рассказал про своего деда, который прошел войну, причем не просто прошел, а, находясь в гитлеровских концлагерях, подвергался жутким бесчеловечным пыткам. И он это выдержал. Но когда, уже на свободе, он заболел раком, то этих адских болей он выдержать не смог. И повесился. Как к этому относиться? Наверное, в этом случае как нельзя лучше применимо золотое правило христианской жизни: ненавидеть грех и любить грешника. Т. е. самому ни в коем случае так не поступать, но сострадать и не осуждать того, кто не выдержал.

Но помимо активной, есть еще и пассивная эвтаназия, которая состоит в том, чтобы активно не бороться с болезнью. Она не запрещена нигде, хотя в советское время и могли насильно увезти в больницу (я имею в виду не в психиатрическую). Вспоминается блаженной памяти новосибирский епископ Сергий Соколов. Ему по медицинским показаниям была предложена операция на сердце, но он, полностью предав свою судьбу в руки Божьи, отказался. И почил. И это уже совсем другая история, скорее свидетельствующая о безраздельном доверии Творцу.

От вопросов смерти перейдем к рождению. Как много бездетных супругов мечтают о долгожданных младенцах? Современная медицина предлагает им искусственное зачатие. И все же, предпочтительнее, я думаю, взять ребенка из детдома. Ведь Россия, наверное, единственная из цивилизованных стран, где до сих пор существуют детские дома и приюты. Ни в Европе, ни в Америке такого нет: там — наоборот — очереди из потенциальных приемных родителей, готовых взять в семью даже очень тяжело больных детей. Так же и в Чечне. Ведь помните слова Спасителя: «Кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня» (Мк 9:37)? Но и искусственное оплодотворение трудно назвать грехом. Совсем другое дело — суррогатное материнство. Тут налицо два изъяна: лишение младенца внутриутробного общения с матерью, что впоследствии может трагически сказаться на его жизни, и, фактически, торговля своим телом суррогатной матерью.

Я пишу об этом, не будучи специалистом, по той причине, что все это мне кажется в высшей степени очевидным. Но переходя к науке, которой я занимаюсь профессионально, я могу чувствовать себя более уверенно. В последнее время в квантовой физике наметился подлинный прорыв не только в физически значимых результатах, но и мировоззренческом восприятии. О фундаментальных истоках принципиальной непредсказуемости результата квантового эксперимента и связанной с ней квантовой неопределенности задумывался не только Вернер Гейзенберг, автор одноименного принципа неопределенностей, но и Альберт Эйнштейн. Он никак не мог примириться с таким положением дел и предложил существование некого множества скрытых параметров, которые бы дополнили математический аппарат квантовой теории и придали бы определенность поведению элементарных частиц. В его знаменитом споре с Нильсом Бором Альберт Эйнштейн предложил схему эксперимента, который бы позволил разрешить эту дилемму. Но только в шестидесятые годы Джон Белл сформулировал это предложение в виде строгой теоремы с однозначным критерием. А экспериментально его удалось проверить только в восьмидесятые Алэном Аспеком с сотрудниками. И что же? Никаких скрытых параметров нет, правда, в предположении о локальности двух наблюдателей, проводящих эксперимент. А что же есть? Реален ли наш мiр? В последние годы практически доказано несуществование скрытых параметров и без предположения о локальности. И заметно оживились философы, утверждающие иллюзорность сотворенного мiра. В институте философии должен пройти круглый стол под названием «Сказала ли квантовая механика "прощай" реальности?». Даже не вникая в подробности этой актуальнейшей дискуссии, в свете Рождества Христова можно вынести окончательный вердикт: Господь воплотился и стал человеком нераздельно и непреложно, и, будучи Истиной и Жизнью, Он не мог вочеловечиться иллюзорно, виртуально. Следовательно, и мiр наш подлинен и абсолютно реален.

Как же тогда быть с массой квантовых парадоксов, которые не помещаются в рамки нашего привычного обывательского «здравого смысла», связанного с макроскопическими пространственно-временными интуициями? Профессор Московского университета Юрий Сергеевич Владимиров предлагает оригинальное объяснение, состоящее в том, что пространство и время — это не основы мироздания, а они вторичны по сравнению с более фундаментальными понятиями, каковыми являются отношения между объектами. Оказывается, даже между неодушевленными материальными объектами можно установить причинно-следственную систему математических соотношений, описываемых алгебраическими законами. Пространство и время при этом оказываются вторичными характеристиками, возникающими вследствие усложнения и укрупнения системы элементарных частиц, когда их совокупность уже переходит в ранг макроскопических объектов. Тут-то и появляется пространственно-временной «каркас» наблюдаемого нами мiра. «Ты владыками их не зови». Это и понятно. Никаких материальных богатств, наполняющих наше пространство и время, мы с собой туда — в мiр иной — не возьмем. Пойдут туда лишь наши отношения любви, установленные нами с Богом и ближними: «чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители» (Лк 16:9).

 

[1] Из молитвы преп. Симеона Метафраста, включенной в последование ко святому Причащению.

 

                @Mail.ru  


© 2001 - . « »
Web-Master