Вернуться

Версия для печати  

Представляем новые книги


Культура отношения к старости

 

Выступление на круглом столе «Сила возраста: размышления о старости в современном мире»

 

Светлана Файн,

координатор движения
«Друзья общины святого Эгидия»

Дорогие друзья!

Я хотела бы поделиться некоторыми мыслями из личного опыта общения с пожилыми людьми.

Потому что я думаю, что вопрос о смысле старости касается смысла жизни каждого из нас. Все мы надеемся стать старыми.

Но в нашей конкретной жизни, сейчас, старики для нас — обуза или ценность? Кажется, что ценности — это что-то совсем другое: молодость, здоровье, деньги, успех, красота, эффективность. И это хорошо. Но в такой системе координат мало места для стариков сегодня и для нас самих завтра. Они только путаются под ногами, мешают бежать, как в метро. Как говорил Алессандро[1], старики становятся отбросами в нашем обществе, как все ненужное и непродуктивное. Чаще всего это происходит тихо и незаметно, их просто не замечают. Жил человек, оказывается, умер, никто не заметил. Нашли в своей квартире через несколько месяцев. Это вопиющие случаи, конечно. Но мы сами знаем стариков в нашем подъезде? Или хотя бы на лестничной клетке?

 

И здесь встает главный вопрос: а зачем, собственно, замечать стариков? Зачем вообще они? — это вопрос самих пожилых людей.

Мы часто слышим: «Когда я наконец умру?» — но на самом деле это вопрос не о смерти, но о жизни: зачем я живу? Кому я нужен? Если я всю жизнь трудился, а теперь не могу — кто я теперь? Это вопрос людей более молодых. Мы и хотим дожить до старости, и боимся ее. Я боюсь того потенциального старика, который где-то во мне притаился. Что будет с моей жизнью?

Это вопрос для всего общества, потому что отношение к старикам — показатель его цивилизованности и человечности.

 

По сути, нам не хватает культуры отношения к старости. О стариках говорят чаще всего как о проблемах — экономических, социальных, медицинских. Но подлинная культура видит и ценность, возможности, которые открывает старость.

 

Чтобы создать эту культуру, нужно войти в мир старости и познакомиться с людьми. Потому что старики — не категория «лиц пожилого возраста», не потребители социальных услуг, которыми должны «заниматься» специалисты. Они — люди вокруг нас: собственная бабушка, гардеробщица, соседка, старая учительница. И, как и все люди, они не сводятся к сумме своих физических потребностей в еде, одежде, лечении, крыше над головой и т. д. С возрастом человек не перестает нуждаться в общении, в близких. Человек остается собой. Я пришла в больницу к Марье Федоровне. Она умирала, ее надо было перестелить, помыть, покормить. А она говорит еле слышно так: «Я люблю…». «Что Вы любите?» — «Я люблю стихи». Она всегда любила стихи, она и сейчас их любит.

Но часто эти люди одиноки. И их одиночество воспринимается как нечто нормальное.

В юности может казаться, что жизнь без связей, без лишних обязательств перед другими людьми — это свобода, условие самореализации. С возрастом отсутствие связей становится приговором. Одиночество — первая болезнь стариков, усугубляющая все другие болезни. Но если разрушить эту незримую стену одиночества и отчуждения, открываешь ценность пожилых людей.

Я хотела бы поделиться своим личным опытом, как много я получаю от встречи со стариками. Мы регулярно приходим в пансионат для ветеранов труда с молодежью из группы «Друзья общины святого Эгидия». У меня, как и у всех, много дел, я вечно куда-то бегу. Но когда я прихожу туда, общение со стариками учит меня ценности бескорыстных человеческих отношений. В моей жизни много всего, и можно проглядеть что-то важное. Но старики, которые проводят дни в одиночестве, ценят каждую минуту живого общения, помнят каждое слово, одна улыбка может осветить жизнь на неделю.

Старики так нам рады, что эта радость заразительна. И я ухожу окрыленная, потому что старики смотрят на меня с любовью и видят меня лучше, чем я есть на самом деле, и делают меня лучше.

 

Эта ценность человеческих отношений нужна нашему обществу. Потому что общество все более раздробленное, связь поколений часто разрывается. Бывает, что бабушки и внуки почти не видятся. Кажется, молодым людям не о чем разговаривать со стариками. Но если они встречаются, находят много общего.

Мы приходим в пансионат с молодежью, с подростками, с детьми.

Совсем недавно один юный человек сказал: «Я очень хочу поговорить с пожилыми людьми, узнать, как им удавалось преодолевать трудности, препятствия, разрешать сложные проблемы». У сегодняшней молодежи, которая, может быть, чувствует себя одинокой наедине с проблемами будущей взрослой жизни, есть свои вопросы к старикам и потребность в их опыте. И старикам есть что сказать, тем более что жизнь их была значительно труднее нашей.

И еще. Сказала одна учительница из очень хорошей школы, придя в пансионат со своими учениками: «Наши ребята участвуют в олимпиадах и конкурсах и привыкли, что нужно быть лучшими, успешными. А здесь их принимают такими, какие они есть, и им просто рады».

 

Во встрече поколений проявляется ценность памяти народа, его истории, это помогает понять, кто мы, откуда пришли и куда идем. Рассказы пожилых людей позволяют прикоснуться к живой истории, не по учебникам.

И еще я думаю о людях, переживших войну. Многие рассказывали, как страшна война, что нет ничего ценнее мира. Ведь война может воодушевить только тех, кто не знает, что это такое.

С обезоруживающей простотой своих 97 лет Клавдия Филипповна сказала нам: «Если народы будут дружить, войн не будет». В войну она сбрасывала зажигательные бомбы с московских крыш и что-то в этом понимает. А главное, она обнимает взглядом целый век и поэтому умеет смотреть в будущее с надеждой.

 

Все это показывает, что никакая жизнь не бесполезна. И правда, нет никого столь старого и слабого, кто не мог бы помочь другому: дружбой, поддержкой, телефонным звонком, письмом, улыбкой.

И, конечно, молитвой. Молитва дает силу в бессилии и в одиночестве, наполняет дни присутствием близких и Бога. В общине святого Эгидия мы просим стариков, лежачих, слабых, молиться о странах, где люди умирают от голода или болезней, где идут войны. Так в их жизнь входит целый мир, а над миром, можно сказать, простирается незримый покров их молитвы.

 

Я говорила о ценности стариков. Я думаю, очень важно, чтобы пожилые люди оставались жить дома. Так они будут жить дольше, лучше, достойнее. А это, кстати, и в экономическом плане дешевле.

Мы с надеждой следим за работой государства по развитию социальных услуг на дому, за его стремлением сделать приоритетом жизнь человека дома.

Но помимо помощи государства необходимо строить вокруг пожилых людей, можно сказать, сеть связей и солидарности, в которой могут участвовать все: от родственников и друзей до соседей, бывших коллег, продавцов в соседних магазинах. Каждый может помочь хотя бы одному человеку рядом.

 

Община святого Эгидия в разных странах проводит кампанию «Подари час», которую мы хотим вести и в Москве. Эта кампания призывает посвятить 1 час в неделю общению с пожилыми людьми и получить взамен много радости.

Мы навещаем пожилых людей в пансионате для ветеранов труда, и если вы хотите присоединиться к нам — сообщите.

 

Присутствие пожилых людей делает более человечными наши семьи, дома, районы, побуждает многих быть лучше, заботиться друг о друге. Потому что в обществе, где есть место слабым, где воссоздаются разорванные связи поколений, больше общности и человечности. И лучше от этого всем.

 

[1] Алессандро Салаконе, см. материал «Самая глубокая точка жизни человека».

 

                @Mail.ru  


© 2001 - . « »
Web-Master